Айзек Азимов

Академия и Империя

Часть II. Мул

Глава 20. Конспиратор

Дворец мэра - вернее, здание, некогда бывшее дворцом мэра, - в темноте выглядело зловеще. Город, поверженный захватчиками, спал тревожным сном. Одинокие звезды холодно мерцали в черноте небес над Терминусом...

За три столетия Академия выросла из крошечного поселения ученых в грандиозную торговую Империю, распространившую свое влияние по всей Галактике, и всего за полгода была низвергнута с высот вселенского владычества, став всего-навсего одной из захваченных провинций...

Капитан Притчер до сих пор не мог с этим смириться.

Как бы ни был символичен угрюмый вид занятого захватчиками дворца мэра, разум капитана отказывался принять это как данность. Он бесшумной тенью скользнул за ограду, держа за щекой крошечную ядерную капсулу.

Низкая темная арка возникла перед ним. Капитан нагнулся. Прошептал, ободряя себя:

- Система сигнализации - как по схеме, капитан. Все в порядке. Она не сработает.

Капитан нырнул в арку и пошел дальше по дорожке, вдоль которой тянулась цепочка затейливых фонтанов, - по любимому саду Индбура...

Четыре месяца назад, всего четыре месяца назад он был в Склепе. События того дня до сих пор он помнил так ясно, как будто это было вчера. Воспоминания приходили к нему по ночам, он пытался прогнать их, а они приходили и приходили снова.

Как наяву он видел старика Селдона, слышал его добрый усталый голос, произносивший слова, которые были безнадежно ошибочны... В памяти возникало мертвенно-бледное лицо Индбура, падающего навзничь, - белое пятно на фоне яркого парадного костюма, быстро собравшаяся перепуганная толпа, отрешенно ожидающая единственного рокового слова «капитуляция»... фигура молодого человека по имени Торан, исчезающего в дверном проеме с паяцем Мула на спине... Он видел и самого себя, неведомо как выбравшегося наружу и пытающегося завести безнадежно замолкший автомобиль... Он видел, как он пробирается сквозь толпу, бросившуюся бежать из города - неизвестно куда... Он видел себя, в отчаянии мечущегося по конспиративным квартирам, в которых когда-то были связные пункты подполья, функционировавшие в глубочайшей тайне уже восемьдесят лет.

Все квартиры были пусты...

На следующее утро в небе висели зловеще-черные корабли врагов, приземляющиеся где-то позади густонаселенных районов города. Капитан Хэн Притчер чувствовал, как им овладевает отчаяние и беспомощность.

Он честно продолжал поиски.

За тридцать дней он пешком одолел почти две сотни миль, переоделся в костюм работника гидропонных теплиц, чей труп нашел у обочины, отрастил густую разбойничью бороду.

В конце концов он нашел то, что осталось от подполья.

Городок назывался Ньютон. Притчер отыскал район, некогда самый элегантный и фешенебельный. Теперь здесь все больше воцарялись запустение и разруха. Отыскал он и дом одного рядового подпольщика и застал хозяина дома. Мужчина небольшого роста стоял на пороге, засунув грубые узловатые руки в карманы, и исподлобья глядел на Притчера.

Капитан пробормотал:

- Я от Мирана.

Человек ответил отзывом:

- Рановато в этом году.

Капитан продолжил пароль:

- Не раньше, чем в прошлом.

Однако человек не сошел с места и не предложил ему войти. Он спросил:

- Кто вы такой?

- А вы разве не Лис?

- Вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?

Капитан глубоко вздохнул и спокойно ответил:

- Меня зовут Хэн Притчер, я капитан флота и член подпольной Демократической Партии. Вы позволите мне войти?

Лис отступил в сторону.

- Мое настоящее имя - Орум Пэлли, - сообщил он.

Он протянул руку. Капитан пожал ее.

В комнате был порядок. Не шикарно, но порядок и чистота. В одном углу стоял украшенный орнаментом книгопроектор, который, на опытный взгляд разведчика Притчера, мог запросто оказаться замаскированным бластером соответствующего размера. Объектив проектора был нацелен на дверь, и, судя по всему, им можно было управлять на расстоянии.

Лис поймал взгляд гостя и хитро усмехнулся.

- Все точно, - подтвердил он. - Было рассчитано на черный день - для Индбура и его треклятых кровососов. А против Мула - детская игрушка, ага? Тут уж ничего не поможет. Есть хотите?

У капитана засосало под ложечкой, к горлу подкатил комок. Он кивнул.

- Подождите минутку, если у вас есть время.

Лис достал из буфета две консервные банки и поставил на стол перед капитаном.

- Вот тут нажмите и подержите, пока нагреется. Регулятор температуры вышел из строя. Такие вот мелочи и напоминают, что идет война - или шла, правда?

Содержание фразы вроде бы было шутливым, но в интонации этого не чувствовалось, да и глаза хозяина были холодны и задумчивы. Он уселся напротив капитана и объявил:

- Я от вас мокрого места не оставлю, если вы мне не понравитесь. Ясно?

Капитан промолчал. Контейнеры раскрылись. Лис кратко прокомментировал:

- Там рагу. Прошу извинить, но с едой - напряженка.

- Знаю, - ответил капитан и набросился на еду.

Ел он быстро, не поднимая головы. Лис сощурился, склонив голову набок, и проговорил:

- А я вас видел как-то раз. Пытаюсь вспомнить где и когда, но борода сбивает.

- А я тридцать дней не брился, - пробурчал капитан. Прожевав, он сердито нахмурился. - Послушайте, чего вам надо? Я правильно сказал пароль. Хотите, удостоверение покажу?

Лис небрежно махнул рукой.

- Да нет, я верю, что вы - Притчер. Просто всякие тут ходят - пароль знают и удостоверения показывают, - только они уже с Мулом сотрудничают. Так-то. Про Леввоу слышали?

- Да.

- С Мулом.

- Что?! Он...

- Да. Тот самый, кого звали «Не сдаваться».

Губы Лиса разъехались в невеселой улыбке.

- А еще Виллинг. Тоже с Мулом. Гарре и Нот - тоже с Мулом. Почему и не Притчер? А? Откуда мне знать?

Капитан печально покачал головой.

- Да, в общем, мне все равно, - покачиваясь на стуле, сказал Лис. - Они наверняка знают мое имя. Если Нот проговорился. Так что, если вы зарегистрировались, наше знакомство для вас опаснее будет, чем для меня.

Капитан покончил с едой. Откинулся на спинку стула.

- Если и ваша организация не существует, где же еще искать? Академия сдалась, но я не сдался!

- Да ну? Ну, так вы можете долго искать. Только вам не дадут вот так вот разгуливать долго. Теперь гражданам Академии требуются специальные разрешения для перемещения из города в город. Вы не знали об этом? И специальные пропуска. У вас есть такой? Кроме того, всем бывшим офицерам положено зарегистрироваться в комендатуре по месту жительства. Сделали вы это? А? По-моему, это как раз для вас.

- Нет у меня ничего этого, - тяжело проговорил капитан. - Только не думайте, что я боюсь. Я был на Калгане вскоре после того, как они сдались Мулу. Через месяц все бывшие офицеры диктатора были пущены в расход, поскольку представляли опасность как потенциальные организаторы мятежа. В подполье всегда понимали, что никакая революция не будет успешной, если в ней не примет участия хотя бы часть флота. Не сомневаюсь - Мул знает об этом не хуже нас с вами.

Лис задумчиво кивнул.

- Довольно логично. Мул - не дурак.

- Я избавился от формы, как только смог. Отрастил бороду. Потом может выясниться, что не один я так сделал.

- Вы женаты?

- Жена умерла. Детей у нас не было.

- В заложники, стало быть, взять некого?

- Некого.

- Совет хотите?

- Не откажусь.

- Я понятия не имею, какую политику проводит Мул и чего он добивается. Знаю одно: до сих пор никто из профессионалов высокого класса не пострадал. Им даже ставки повысили. Производство всех видов ядерного оружия нарастает.

- Да? Значит, идет эскалация войны?

- Не знаю. Мул - сукин сын, так что очень даже может быть, что он просто хочет подчинить себе всех трудоспособных. Чтобы работали на него. Если уж Селдон не смог рассчитать его появления с помощью всей своей заумной психоистории, мне и рыпаться нечего. Вы вырядились в рабочий костюм. А ведь на этом можно сыграть!

- Не могу сказать, чтобы я был опытным рабочим.

- Но вы же специализировались по ядерным двигателям?

- Точно.

- Этого достаточно. Здесь, в нашем городке, расположены заводы компании по производству носителей ядерного поля. Скажите им, что у вас есть опыт работы. Заводами продолжают управлять те же слюнтяи, что и при Индбуре. Только теперь работают на Мула. Они не будут вас особо долго допытывать, им до зарезу нужны рабочие руки. Этим - хоть трава не расти! Продолжают сколачивать миллионы. Они выдадут вам удостоверение, имея которое, вы сможете подыскать себе жилье. Не мешкайте!

Вот как получилось, что капитан Притчер, офицер Национального Флота, профессиональный разведчик, стал инженером по фамилии Ло Моро в сорок пятом цехе крупного военного завода. Итак, из агента разведки он превратился в конспиратора, что и привело его несколько месяцев спустя ночью ко дворцу мэра, в любимый садик Индбура.

В саду капитан Притчер взглянул на табло радиометра, пристегнутого на запястье. Внутренняя сигнализация пока еще действовала. Он немного подождал. До момента взрыва крошечного ядерного устройства, лежавшего у него за щекой, оставалось полчаса. Он пошевелил капсулу языком.

Табло радиометра погасло, и капитан быстро зашагал вперед.

Пока все шло как по маслу.

Он совершенно отчетливо ощущал, что его жизнь соединилась с жизнью маленькой бомбы, что ее смерть - это и его смерть, но и смерть Мула тоже.

И тогда наконец будет окончен четырехмесячный кошмар той войны, которую он сам вел, работая на Ньютонском заводе.

Два месяца капитан Притчер носил свинцовый фартук и тяжелый противорадиационный шлем, и с виду никак нельзя было догадаться, что он - бывший офицер. Он был работягой, получавшим честно заработанные деньги, вечера проводил в городе, в политические дискуссии не вступал.

Все эти два месяца он ни разу не видел Лиса. И вот однажды мимо его рабочего места прошел человек.

Незаметно в карман капитана скользнула записка. В ней было только одно слово: «Лис». Он тут же бросил ее в урну-дезинтегратор, где она вспыхнула и моментально испарилась, и вернулся к работе.

В тот же вечер он был у Лиса и играл в карты с ним и еще двумя мужчинами, одного из которых знал понаслышке, а второго - в лицо и по имени. Во время игры они тихо переговаривались. Капитан сказал:

- Это глобальная ошибка. Вы живете в прошлом. Восемьдесят лет наша организация ожидала удобного исторического момента. Мы были ослеплены психоисторией Селдона, одним из основополагающих принципов которой является то, что деятельность отдельных людей ничего не значит, что личности погоды в истории не делают, что сложные социальные и экономические процессы доминируют над действиями индивидуума, делают его игрушкой в руках истории.

Он аккуратно разложил карты, прикинул варианты и, объявив игру, спросил:

- Почему бы не убить Мула?

- И что из этого выйдет? - сердито поинтересовался мужчина, сидевший слева от него.

- Вот видите, - усмехнулся капитан, сбрасывая две карты, - вот оно, ваше отношение к делу, во всей красе. «Что может значить один человек - один из квадриллионов людей? Галактика не перестанет вращаться, если один человек умрет!» Но Мул - не человек, он мутант! Он уже расстроил План Селдона! Если вы перестанете цепляться к мелочам, вы поймете, что это значит: один - один человек, один мутант - разрушил всю психоисторию Селдона! Если бы он не появился на свет, Академия бы не пала. Если он умрет, она не останется побежденной. Ну послушайте, боролись же демократы с мэрами и воротилами бизнеса восемьдесят лет тайно. Почему бы не попробовать открытый террор?

- Каким же это образом? - поинтересовался Лис холодно, со всегдашним оттенком здравомыслия.

Капитан медленно проговорил:

- Целых три месяца я над этим голову ломал, и все без толку. А здесь решение созрело у меня за пять минут.

Он быстро взглянул на мужчину, чье широкое, похожее на спелую дыню лицо улыбалось ему справа.

- Вы когда-то были камердинером Индбура, не так ли? А я и не догадывался, что вы - подпольщик.

- Признаться, я о вас тоже не догадывался.

- Ясно. Скажите, в ваши обязанности входила проверка работы системы сигнализации?

- Да, входила.

- Так... Теперь, как вы знаете, во дворце мэра расположился Мул.

- Так было объявлено, - уточнил бывший камердинер, - но вот ведь что странно - он же покоритель, завоеватель, а скромный такой - никаких тебе речей по телевизору, заявлений, - просто вообще на людях не показывается.

- Ну, это старая история и вообще к делу не относится. Вы - уважаемый камердинер, все, что нам нужно.

Игроки раскрыли карты, и Лис собрал ставки. Медленно перетасовав карты, он сдал их снова.

Бывший камердинер Индбура старательно, по одной, брал со стола карты и раскладывал по мастям.

- Вы уж извините, капитан. Я действительно проверял исправность сигнализации, но чисто эмпирически, так сказать. Как она действует, мне неизвестно.

- Я и не ждал другого. Тем не менее у вас в памяти должно было запечатлеться расположение кнопок. Сами вы схему не вспомните, но может помочь психотест.

Румяные щеки камердинера моментально побледнели как мел. Карты в руке разъехались.

- Психотест?

- Да не бойтесь вы! - резко сказал капитан. - Я знаю, как это делается. Никакого вреда, уверяю вас, просто несколько дней будете ощущать небольшую слабость. Если все получится, вы нам здорово поможете, и, естественно, за причиненное неудобство вам будет заплачено. Среди наших найдутся люди, которые по расположению кнопок сумеют определить всю схему сигнализации. Найдутся и такие, кто сможет смастерить маленькую атомную бомбу с часовым механизмом, и я сам отнесу Мулу этот подарочек.

Игроки склонились над столом.

Капитан прошептал:

- В назначенный вечер в Терминусе у дворца мэра начнется потасовка. Не настоящая драка. Просто что-то вроде нарушения общественного порядка. Я этим воспользуюсь и проскользну за ворота, пока охранники будут заняты... или, по крайней мере, отвлекутся.

Начиная с этого дня целый месяц шли интенсивные приготовления, и капитан Притчер, офицер Национального Флота, профессиональный разведчик, волею судеб ставший конспиратором, опустился еще ниже по социальной лестнице и стал террористом.

Капитан Притчер, ныне террорист, находился уже внутри дворца и был собой весьма доволен. Как они и предполагали, тщательно продуманная схема внешней сигнализации означала, что внутри дворца охранников немного. Судя по всему, внутри дворца их не было совсем.

План помещений дворца был у Притчера в голове. Он скользил по комнатам бесшумной тенью, мягко ступая по пушистым коврам. В конце длинного коридора он прижался к стене и замер.

Перед ним была небольшая закрытая дверь - она вела в личные покои. За дверью должен был находиться он, ненавистный мутант, победитель непобедимых. У капитана еще было время - до взрыва оставалось десять минут.

Прошло пять минут. Все было тихо. Мулу оставалось жить ровно пять минут - столько же, сколько и капитану Притчеру.

Он рывком шагнул вперед. Теперь его план просто не мог провалиться. Когда взорвется бомба, вместе с ним взлетит на воздух весь дворец. Дверь, отделявшая его от цели, не имела никакого значения. Каких-то десять ярдов. Но ему хотелось увидеть того, с кем вместе ему было суждено погибнуть.

Он рванул дверь и застыл на пороге. В глаза ему ударил сноп ослепительно яркого света. Капитан на мгновение растерялся, но быстро взял себя в руки.

Посреди большой, роскошно убранной комнаты, перед подвешенным на цепях аквариумом стоял высокий стройный мужчина в строгой черной форме.

Он небрежно качнул аквариум, и яркие рыбки с вуалевыми плавниками испуганно заметались туда-сюда.

- Входите, капитан! - сказал он как ни в чем не бывало.

На язык капитана давила проклятая капсула. Ответить он физически не мог. Наступила последняя минута в его жизни. Человек в черной форме улыбнулся.

- Вы бы лучше выплюнули эту дурацкую пилюльку, капитан, хоть поговорить можно будет. Она не взорвется.

Минута миновала. Капитан беспомощно поднес ко рту руку, вынул капсулу и яростно швырнул ее в стену. Она с легким стуком отскочила от стены и упала на ковер. Ничего не произошло.

Человек в черной форме пожал плечами.

- Вот и все. Все равно ничего бы у вас не вышло, капитан. Я - не Мул. Вам придется удовлетвориться встречей с его вице-королем.

- Как вы узнали? - онемевшими губами выговорил капитан.

- Можете свалить все на безупречно работающую сеть шпионажа. Я могу назвать поименно всех членов вашей шайки, перечислить по пунктам все ваши планы.

- И... до сих пор вы ничего не предпринимали?!

- А зачем? Одной из моих основных задач было отыскать вас и ваших помощников. Но главное - вас. Я мог бы арестовать вас еще пару месяцев назад, когда вы трудились на Ньютонском заводе, но такой вариант, как сегодня, меня больше устраивал. Если бы вы сами не додумались до такого восхитительного плана, нашлись бы люди, которые бы вам его подсказали. Результат, как видите, весьма трагичный, но с элементом комедии.

Плечи капитана опустились. Он с горечью проговорил:

- Похоже на то. Все кончено?

- Да что вы? Все только начинается! Проходите, капитан, садитесь. Давайте оставим героизм и патриотизм идиотам, на которых это производит впечатление. Капитан, вы же неглупый человек! Судя по той информации, которой я располагаю, вы первый в Академии догадались о могуществе Мула. И с тех пор вы проявляли исключительный интерес ко всему, что было связано с его ранним детством. Вы были среди тех, кто организовал похищение его шута, который, кстати говоря, до сих пор не найден, и за поимку его полагается большое вознаграждение. Естественно, ваши способности привлекли к себе внимание, а Мул - не из тех, кого пугают способности врагов. Он просто справедливо полагает, что может превратить их в своих друзей.

- Вот вы куда клоните! Ну нет!

- О да! Это и было целью сегодняшнего ночного фарса! Вы неглупый человек, повторяю, но ваша изощренная конспирация в отношении Мула просто смехотворна. Ее и конспирацией-то можно назвать с большой натяжкой. Вы же учились в Военной Академии. Разве вас там учили терять корабли в безнадежных ситуациях?

- Надо еще убедиться в том, что ситуация безнадежна.

- Убедитесь, - заверил его вице-король. - Мул захватил Академию. Она быстро и неотвратимо превращается в арсенал для осуществления его глобальных замыслов.

- Каких глобальных замыслов?

- Покорения всей Галактики. Воссоединения разрозненных миров в новую Империю. Выполнения, тупоголовый вы патриот, вашего же собственного, благословенного Селдоном Плана, его мечты, на семьсот лет раньше, чем он хотел. И в этом вы можете нам помочь.

- Несомненно, могу. Но, несомненно, не буду.

- Понятно, - кивнул вице-король. - Кстати, вы в курсе, что только три из Независимых Торговых Миров еще продолжают сопротивляться? Но долго они не продержатся. Это последнее, что осталось от Академии. Ну что, и это вас не убедило? Отказываетесь?

- Да.

- Не сможете отказаться. Конечно, нас больше бы устроило добровольное согласие. Но есть и другие методы. К сожалению, Мула сейчас нет. Он во главе Флота ведет сражение против Независимых Торговцев. Но он поддерживает с нами постоянную связь. Вам не придется долго ждать.

- Чего ждать?

- Того момента, когда вам придется изменить свое решение.

- Мулу, - твердо ответил капитан, - это не удастся!

- Удастся, удастся. Со мной же удалось. Вы не узнаете меня, капитан? Ну вспомните, вы же бывали в Калгане и не раз меня видели. Я носил монокль, красную мантию, отделанную мехом горностая, клобук...

Капитан застыл в изумлении.

- Вы... были... диктатором Калгана!

- Вот именно. А теперь я верный Мулу вице-король. Как видите, он упрям.


Часть II. Мул. Глава 19. Начало поисков Содержание Часть II. Мул. Глава 21. Интерлюдия в космосе

Обсудить роман Айзека Азимова "Академия и Империя" возможно здесь.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене