Айзек Азимов

Вторая Академия

Часть II. Поиск ведет Академия

Глава 17. Война

Мэр Академии рассеянно приглаживал редкие волосы, обрамлявшие лысоватый череп. Он вздохнул:

- Вот они, аукаются нам - утраченные годы и возможности, не использованные нами. Я не то чтобы обвиняю кого-то, доктор Дарелл, но, честное слово, мы заработали свое поражение.

Дарелл спокойно возразил:

- Не вижу причин для особого беспокойства, сэр.

- Особого беспокойства? Особого беспокойства! Да откуда взяться другому отношению! Пойдите-ка сюда...

Он почти силой заставил Дарелла подойти к медленно вертящемуся на невидимой гравитационной подставке овоиду. Мэр коснулся его рукой, и овоид засветился изнутри - точная трехмерная модель двойной спирали Галактики.

- Желтым, - взволнованно начал мэр, - обозначен тот район космического пространства, который находится под влиянием Академии, а красным - районы протектората Калгана.

Картина, представшая перед Дареллом, представляла собой нечто вроде маленького красного шарика, заключенного как бы внутрь гораздо большего по объему желтого пространства, отдаленно напоминавшего очертания кулака. Желтый «кулак» окружал красную сферу со всех сторон. Открытым оставалось только направление, ведущее к центру Галактики.

- Галактография, - сказал мэр, - наш злейший враг. Наши адмиралы просто-напросто ни от кого не могут скрыть нашей почти безнадежной стратегической позиции. Вот смотрите: у противника имеются внутренние линии коммуникации. Его позиция сконцентрирована, они способны одинаково легко встретиться с нами в любой точке пространства и защититься, не прикладывая особых усилий. А мы разбросаны. Среднее расстояние между населенными системами на территории Академии почти в три раза превышает таковое для Калгана. Например, чтобы добраться из Сантанни в Локрис, нам нужно одолеть двадцать пять парсеков, а им - всего восемь, если мы не будем выходить за пределы наших территорий.

- Это все я понимаю, сэр, - сухо сказал Дарелл.

- И тем не менее вы не согласны, что одно только это уже означает поражение?

- В войне, сэр, имеют значение не только расстояния. Я утверждаю, что мы не можем проиграть. Это просто невозможно.

- И почему же вы так считаете?

- Таково мое понимание Плана Селдона.

- О!.. - скептически кивнул мэр, скривив губы и сложив руки за спиной. - Значит, и вы тоже рассчитываете на мистическую помощь Второй Академии?

- Нет. Всего лишь на помощь неизбежности - а также на мужество сограждан и мощное сопротивление врагу.

Но несмотря на высказанную словами уверенность, он сам не переставал размышлять.

А что, если...

Ну... что, если Антор был прав и Калган на самом деле - непосредственное орудие в руках мастеров психологической войны? Что, если это и есть их цель - победить и разрушить Академию? Нет! Бессмыслица!

И все-таки...

Он горько усмехнулся. Все время - одно и то же. Все время это тыканье лбом в неподатливый гранит - такой твердый и непрозрачный, который для врагов светился насквозь...

Голографическая картина сложившейся ситуации у Лорда Стеттина, напротив, вызывала удовлетворение.

Повелитель Калгана стоял перед точно такой же моделью Галактики, которую разглядывали мэр и доктор Дарелл. Отличие было лишь в том, что то, что заставляло мэра хмуриться, у Стеттина вызывало довольную усмешку.

Адмиральская форма поблескивала всеми регалиями на его внушительной фигуре. Алая лента ордена Мула, которым его наградил предыдущий Первый Гражданин, не слишком любезно смещенный им с этого поста полгода спустя, пересекала его торс от правого плеча до пояса. Серебряная Звезда с двойными кометами и мечами ярко сияла на левой стороне груди.

Он обратился к присутствующим - шести представителям генерального штаба, облаченным в форму, лишь слегка уступавшую его собственной по количеству блестящих знаков отличия, а также и к Первому Министру, худощавому и седому - темной паутинке, терявшейся в блеске орденов и позументов.

- Полагаю, решение ясное. Мы имеем возможность ждать. Для них каждый день ожидания - лишний удар по их достоинству. Если они попытаются организовать защиту по всему фронту, то вынуждены будут сильно рассеяться, и тогда мы сможем нанести два сокрушительных удара одновременно - вот тут и тут.

Он показал направления атаки на модели Галактики - две стрелки ослепительно белого цвета, отсекавшие желтый «кулак» изнутри от красивого шарика и замыкавшиеся на Терминусе плотной дугой с обеих сторон.

- Тем самым мы разорвем их флот на три части, каждую из которых можно разбить по отдельности. Если они попытаются осуществить концентрацию сил, то неизбежно сдадут добровольно две трети своих колоний, где, вероятно, вспыхнут бунты.

Тихий голос Первого Министра с трудом пробился сквозь довольный шепот офицеров:

- Через шесть месяцев Академия станет в шесть раз сильнее. Как мы отлично знаем, у них более мощные резервы, численность их флота более велика, людская сила - тоже. Наверное, все-таки вернее было бы предпринять один мощный удар.

Однако к его голосу никто не прислушался. Стеттин снисходительно улыбнулся и небрежно махнул рукой.

- Шесть месяцев... Да пусть хоть год! Для нас это ровным счетом ничего не значит. Люди из Академии не смогут подготовиться. Они на это просто морально не способны. Они верят, что им поможет Вторая Академия. Но на этот раз они жестоко ошибаются.

Присутствующие нервно зашевелились и зашептались.

- Видимо, у вас недостаточно информации, - жестко сказал Стеттин. - Что, еще раз процитировать отчеты наших агентов на территории Академии? Или еще раз пересказать выводы мистера Хомира Мунна, перешедшего на нашу сторону бывшего агента Академии? Прошу вас, джентльмены, расходитесь. Совет окончен.

Стеттин вернулся в свои апартаменты. Улыбка не сходила с его лица.

Порой он, конечно, задумывался о Хомире Мунне. Странный это был человек, непонятный. Первого своего обещания он, конечно, не сдержал, но все-таки время от времени сообщал небезынтересную информацию - особенно тогда, когда присутствовала Каллия.

Улыбка его стала еще шире. У этой толстой дуры всегда на все есть свои резоны, но и она порой бывала полезна. По крайней мере, она со своей дурацкой бабьей болтовней ухитрялась выудить у Мунна больше, чем ему самому удавалось, да и выходило это у нее гораздо легче. Может, отдать ее Мунну совсем? Он нахмурился. Каллия... Каллия со своей идиотской ревностью! Черт бы ее побрал! Если бы не она, у него была бы теперь эта девчонка - Дарелл, и как это он только ей башку не проломил за это?

Этого он и сам не мог понять.

Может, потому, что она ухитрялась так ловко обстряпывать разговоры с Мунном? А Мунн ему очень нужен. Ведь именно Мунн доказал, что уж, по крайней мере, Мул был убежден, что никакой Второй Академии не существует. А его адмиралам как воздух необходима такая уверенность.

Он не прочь объявить об этом во всеуслышание, но разумнее оставить все как есть. Пусть Академия верит в эту несуществующую поддержку. Но неужели именно Каллия это выяснила? Да, точно. Именно она. Она и сказала.

Да нет, что за чушь. Что она могла сказать?

И все-таки...

Он потряс головой, но особой ясности не прибавилось.


Часть II. Поиск ведет Академия. Глава 16. Война начинается Содержание Часть II. Поиск ведет Академия. Глава 18. Мир-призрак

Ветка форума, посвященная роману Айзека Азимова "Вторая Академия".





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене