Роберт Линн Асприн

Корпорация М.И.Ф. в действии

Серия МИФ. Книга 9

Глава шестая

Доски не дают сдачи!
Б.Ли

Я был настолько обеспокоен из-за Дона Брюса и Синдиката, что у меня совершенно вылетела из головы ссора с сержантом Лыбби. Однако, как выяснилось, это не имело значения, поскольку сержант не преминул мне о ней напомнить, а если учесть, чем это обернулось для меня, то явно не стоило тратить время на пустые размышления.

Мы уже дошли до той стадии в своей подготовке, когда требовалось научиться иметь дело с врагом вблизи... предпочтительно не капитулируя. То есть пора было обучаться рукопашному бою.

Этот предмет преподавал нам сам сержант Лыбби, что показалось мне странным лишь позже, когда выяснилось, что он ничего не смыслит в преподаваемой им науке. Он выбрал своими демонстраторами-жертвами братьев Слеппней и здорово позабавился, показывая всем нам, что размеры мало что значат в рукопашном бою, для чего с впечатляющей легкостью швырял и колотил их... или, выражаясь точнее, действительно заставил их летать словно слепней.

Смотреть на все это было очень даже забавно, но мне невольно подумалось, что от урока, который он пытался нам вдолбить, пахло хуже, чем от синтетических «собачьих безобразий с натуральным запахом, сжимающим вас в своих объятиях», с которыми мне довелось, если припомните, так хорошо познакомиться. Я имею в виду, мне хотелось бы знать, действительно ли он думал, будто одурачит кого-то своим трепом о том, что «размеры мало что значат». Не надо быть гением, чтобы сообразить, что размеры очень даже много значат, и любая порядочная драка продемонстрирует это достаточно наглядно даже для самых тупоумных. Одержать верх над размерами возможно только в том случае, если маленький парень очень умелый, а большой наоборот... не говоря уже о том, что он к тому же должен быть неуклюж и по возможности с хрупкой, как стекло, челюстью. А если ничего такого нет, то можно смело утверждать, что большой парень при желании сделает из маленького отбивную. Вот почему профессионалы контактного спорта, стадионные атлеты, не говоря уже о костоломах вроде нас с Нунцио, чаще всего бывают довольно рослыми. Тут дело даже не в том, что наниматели предпочитают работников покрупнее, просто мы, как правило, побеждаем.

Конечно, даже если исходить из того, что умение важнее, в логике сержанта все равно остается один бросающийся в глаза изъян. Помните, я как-то говорил, сколько времени потребовалось бы обучать кого-то стрельбе из большого лука? (Нет, это не для проверки внимания... я просто спросил.) Ну так обучение рукопашному бою требует еще больше времени. Намного больше. Мысль, будто кто-то вроде Трутня сможет за день усвоить достаточно, чтобы эффективно бороться с одним из братьев Слеппней, каким бы неумелым тот ни был, просто смехотворна. В общем, мне было ясно, что, хоть сержант и говорил, будто нас готовят к встрече с врагом, на деле он всего лишь показал нам несколько приемов для оказания достойного сопротивления в пьяных драках, к коим, естественно, тяготеют люди в мундирах, когда проводят свободное время в пивной среди штатских. Попросту говоря, нас обучали разделываться скорее с неумелыми штатскими драчунами, предпочтительно вдребезги пьяными, чем с умелыми солдатами на поле боя.

- ...Конечно, эта техника даст вам возможность разделаться только с безоружным противником! - говорил между тем сержант Лыбби и опять же вводил всех в заблуждение, так как ни один из продемонстрированных им контрприемов не был достаточно эффективным, чтобы «разделаться» с кем-либо вообще, и я утвердился в своем мнении, что нам, похоже, предстоит иметь дело только со штатскими.

- ...Однако борьба с вооруженным противником - совсем иное дело! К счастью, среди нас есть мастер, способный продемонстрировать, как это делается! ГВИДО! Равнение на середину!

- Я, сержант? - моргнул я, так как не ожидал, что меня выкликнут.

- Совершенно верно, - ответил сержант, широко расплываясь в улыбке. - На стрельбище ты очень рьяно доказывал, что убивать людей приходится только раздолбаям. Ну, вот тебе возможность показать всем, как бы ты иначе справился с врагом, когда тот пытается тебя убить.

Незачем и говорить, мне не понравилось, как это прозвучало, но меня вызвали и ничего не оставалось, кроме как пройти вперед на учебный плац. Мой дискомфорт возрос, когда сержант подал знак капралу Мяс-Нику и тот бросил ему короткий меч. Совершенно верно, самый настоящий короткий меч... обоюдоострый, гладиаторский.

- А меч-то для чего, сержант? - спросил я.

- Я ведь сказал, что это будет демонстрация боя с вооруженным противником, - усмехнулся он. - Нам предстоит сделать следующее: я буду пытаться тебя убить, а ты - остановить меня, не убивая.

- А если мне это не удастся?

- Тогда у нас, полагаю, произойдет небольшой «несчастный случай на учениях»... если, конечно, ты не предпочтешь просто отступить и признать свою неправоту.

Незачем и говорить, я добился своего нынешнего почетного положения телохранителя не тем, что избегал драк. К тому же беспокоил меня в действительности вовсе не меч, так как он мало чем отличался от длинного ножа, а уж с ножами-то я имел дело достаточно часто.

- О, вы, сержант, меня не поняли, - пожал плечами я. - Беда в том, что при этом я могу задеть унтер-офицера... воинский устав, помнится, подобное категорически запрещает.

Улыбка сержанта слегка увяла, и я понял, что на такой исход он вовсе не рассчитывал, когда рискнул подкинуть мне свой трюк. К несчастью для нас обоих, от осознания этого теперь уже никому из нас не было никакого проку.

- Не беспокойся об этом, рекрут, - сказал он, но я заметил в голосе у него напряженность. - Даже если тебе очень повезет и ты меня заденешь, ты только выполняешь приказ, и поэтому никаких обвинений тебе предъявлено не будет.

Это все, что мне требовалось услышать. В качестве последней меры предосторожности я быстро оглянулся на стоящего в строю Нунцио, и тот слегка мне кивнул.

- Твой кузен тебе теперь не поможет, Гвидо, - резко бросил немного приободрившийся Лыбби. - Тут все решаем мы вдвоем.

С Нунцио я сверялся вовсе не поэтому.

- Я просто так, - сказал я, пожав плечами. - Приятно знать, что вы знаете, что я выполняю приказ. Вопрос в том, знает ли об этом тот офицер.

Так вот, сержант отнюдь не дурак, и я в общем-то не ожидал, что он попадется на старый прием «позади тебя кто-то есть»... но он попался. Лишь намного позже я выяснил, что у унтеров настоящий бзик насчет офицеров. То есть они спокойненько управляют себе армией... если поблизости нет свидетеля-офицера. Так или иначе, но Лыбби стал выкручивать шею, пытаясь увидеть упомянутого мной офицера, и когда его голова от меня отвернулась, я бесшумно так на него налетел.

Моя тактика может показаться вам немного странной, но если кто-то машет у вас перед носом куском заточенного металла, то явно рассчитывает на то, что вы не рискнете на него напасть. От вас ожидается нечто совсем иное: что вы застынете на месте или, еще лучше, броситесь бежать, дав таким образом ему время не спеша вырезать свои инициалы на той части вашей анатомии, какая окажется для этого удобней всего. А когда вы, напротив, рванули вперед, это для него неожиданность, и он почти наверняка отреагирует, тыча оружием в вашу сторону в попытке заставить вас пятиться, как положено по сценарию. А вам только того и надо, так как теперь уже вы управляете его атакой и можете завести ее куда вам захочется, а не просто стоять и надеяться, что противник уйдет восвояси.

Сержант следил уголком глаза, как я к нему приближаюсь, и точь-в-точь, как я сказал, тычет в мою сторону мечом, надеясь, что я налечу на него и избавлю его от неприятной необходимости планировать и проводить собственную атаку. Благодаря этому я запросто обогнул острие меча и сжал левой рукой запястье его правой, что лишило нежелательной активности его оружие, а мне позволило нанести сержанту правым кулаком средней силы удар под ухо.

Я искренне надеялся, что дело на этом и закончится, но сержант все-таки очень крепкий старый черт. Он лишь окосел от удара и упал на одно колено. Я сообразил, что положение только что стало опасным, так как он по-прежнему держал меч и в своем ошеломленном состоянии может просто не вспомнить, что это всего лишь тренировка... если, конечно, он так к своей затее относился с самого начала.

- Сдавайся, сержант, - тихо-тихо прошипел я, подступив поближе, так, чтобы слышал меня только он. - Все кончено.

И просто на всякий случай, в подкрепление своих слов, немного выкрутил ему руку. К несчастью, он то ли меня не услышал, то ли предпочел игнорировать то, что, по-моему, было хорошим советом, - короче, он возобновил борьбу, пытаясь ввести в игру свой меч.

- Как будет угодно, - пожал плечами я, в общем-то не ожидая от него ответа, поскольку в этот момент он потерял сознание - вероятно, потому, что я только что сломал ему руку... в целях самообороны, разумеется. (Для чрезмерно чувствительных читателей спешу пояснить, что это легкий перелом в противоположность куда более сложной его разновидности и, вполне вероятно, не вырубил бы сержанта, не отвесь я ему хорошего леща. Как я уже отмечал ранее, моя специальность - управляемое насилие... и я большой мастер по этой части.)

- ТЫ В СВОЕМ УМЕ?..

Эти последние слова произнес капрал Мяс-Ник, который наконец, с большим запозданием, ожил и пытался вмешаться, когда все практически уже закончилось. Он не успел высказаться до конца, потому как, шагнув вперед, налетел на высокий взмах локтя подключившегося к делу Нунцио, и это с неотвратимостью сбило его с ног и вывело из игры... чего там он хотел сказать, никому не интересно. К вашему сведению, именно такой поворот событий я и имел в виду, когда перед схваткой переглядывался с Нунцио... я хотел убедиться, что он занял нужную позицию и готов прикрыть меня с тыла, пока я разделываюсь с сержантом.

Какой-то миг царило молчание, а потом кто-то из рядовых издал негромкий удивленный свист, и это, очевидно, послужило всем сигналом. Ребята наперебой кинулись к нам со своими дурацкими замечаниями.

- Ух ты!

- Неплохо, Бой!

- Самое время его проучить...

Хи Слеппень принялся пинать затихшую фигуру капрала носком сандалии.

- Лежа они выглядят не такими уж здоровенными, верно, Бой? - усмехнулся он, словно самолично уложил их обоих.

- СМИРНО! ВЫ ВСЕ!! - взревел я, резко обрывая дискуссию. - Если ты еще раз тронешь этого парня, Хи, мы с тобой выйдем на пару раундов. ТЫ МЕНЯ ПОНЯЛ??

Он выглядел удивленным и обиженным, но кивнул в знак согласия.

- Не слышу!!!

- ДА, СЕР... Я имею в виду, ГВИДО!

-ЭТО ОТНОСИТСЯ И КО ВСЕМ ОСТАЛЬНЫМ ТОЖЕ! - рычал я. - Я НЕ ЖЕЛАЮ ВИДЕТЬ, КАК ВЫ ПИНАЕТЕ ЭТИХ ДВОИХ ИЛИ ПОТЕШАЕТЕСЬ НАД НИМИ. ЕСЛИ, КОНЕЧНО, НЕ ГОТОВЫ СДЕЛАТЬ ТО ЖЕ САМОЕ, КОГДА ОНИ ОЧНУТСЯ И СМОГУТ ДАТЬ СДАЧИ. Я ЯСНО ВЫРАЗИЛСЯ??

- ДА, ГВИДО!!!

Должен признать, что в тот момент я был немного зол, но в основном на себя. Мне искренне было досадно, что я не сумел остановить сержанта, не ломая ему руку, и потому готов был сорвать злость, на группе. Во всяком случае, теперь я больше понимал психологию армейского унтера... это и впрямь самый легкий способ наорать на весь строй одновременно.

- Ладно, теперь СЛУШАЙ СЮДА!! Как и.о. командира отделения я являюсь тут старшим по званию до тех пор, пока не придут в сознание сержант и капрал. Мне нужен один доброволец, чтобы вызвать врача к этим двоим, а ОСТАЛЬНЫЕ ПРОДОЛЖАТ ТРЕНИРОВОЧНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ!!

Такой расклад представлялся мне вполне логичным, поскольку мне не улыбалось потерять учебный день в ожидании, когда очнутся наши унтеры. Но тут я заметил, что кузен вежливо поднял руку, чтобы привлечь мое внимание.

- Да, Нунцио? Ты пойдешь за врачом?

- Да в общем-то нет, вашбродь и.о. командира отделения Гвидо, - саркастически выдал он. - Я просто думал, что, прежде чем принять на себя командование, вам, возможно, стоит справиться вон у того офицера, который и впрямь является тут старшим по званию.

Так вот, если помните, когда я провернул свой фокус с сержантом, это было приемом с целью отвлечь его внимание. Однако я играл с Нунцио в драконий покер и сумел бы распознать, когда он блефует... на этот раз такого, похоже, не наблюдалось. Ощущая, как у меня тоскливо засосало под ложечкой, я повернулся посмотреть в указанном им направлении. Все верно, там стоял офицер, первый из увиденных мною здесь помимо читавших нам лекции. И что еще хуже, он направлялся к нам с очень даже мрачным выражением лица.

- Вольно, Гвидо.

Я переключился со «смирно» на «вольно», что вовсе не означает, будто мне так уж вольно. Меня вызвали в офицерскую палатку, что неудивительно, поскольку мне явно предстояло пожать кое-какие плоды славы за сегодняшнюю стычку. А вот чего я не ожидал, так это увидеть там сержанта Лыбби, с рукой на перевязи и непроницаемым выражением лица.

- Сержант Лыбби изложил мне свою версию того, что произошло в вашей учебной группе и имело следствием событие, свидетелем которого я стал в полдень. Не хотели бы теперь вы поделиться своими соображениями на этот счет?

- Уверен, что доклад сержанта полон и точен... ваше благородие, - отчеканил я ответ.

Обыкновенно я бы и рта не раскрыл без адвоката, но покамест не упоминалось ни про какие обвинения, и я почему-то подумал, что сейчас не самое подходящее время поднимать волну.

- Отлично, - кивнул офицер. - В таком случае я считаю себя обязанным последовать рекомендациям сержанта относительно данного дела.

Мне пришло в голову, что, возможно, следовало бы все-таки защищаться, но было уже слишком поздно, так как офицер принялся действовать. Взяв перо, он стал подписывать какие-то бумаги, лежащие у него на столе.

- Ты знаешь, в чем больше всего нуждается армия, растущая столь быстро, как наша, Гвидо? - спросил он меня, не отрываясь от бумаг.

Я подумал было что-то о «божественном вмешательстве», но решил держать язык за зубами... и был прав, так как он сам принялся отвечать на свой вопрос.

- В руководстве, - изрек он, заканчивая свой труд росчерком пера. - Мы всегда высматриваем новых лидеров... вот почему я так люблю подписывать эти приказы.

Мне было совсем нетрудно прикинуться невинным и тупым, так как я почувствовал, что полностью потерял нить его рассуждений.

- Вашбродь?

- Эти бумаги у меня здесь производят вас в сержанты, а Нунцио... он ваш кузен, не так ли?.. Его в капралы.

Теперь я действительно оказался в полном недоумении.

- Повышение в звании, вашбродь?

- Совершенно верно. Сержант Лыбби рассказал мне, как вы двое взяли на себя руководство вашим отделением во время подготовки... и даже организовали дополнительно тренировки в свободное время. Я и сам видел, как вы приняли на себя командование после... ну, сегодняшнего казуса, и потому, безусловно, одобряю ваше повышение в звании. Именно такие качества - лидерство и инициативность - нужны армии. Поздравляю.

- Спасибо, ваше благородие, - произнес я, будучи не в состоянии придумать, чего еще сказать.

- Ах да... еще одно. Я снимаю ваше отделение с подготовки и отправляю на активную службу. Это всего лишь гарнизон, но пока у меня нет ничего другого. Я считаю, что оставшийся пробел в обучении ваших товарищей вы с блеском сумеете ликвидировать на службе. Это все... сержант Гвидо.

Мне потребовалась минута, прежде чем я сообразил, что это ко мне он обращается, называя «сержантом», но только и сумел, что вытянуться по стойке «смирно» и отдать честь, прежде чем повернуться и уйти.

- С вашего разрешения, вашбродь, - услышал я слова сержанта Лыбби, - мне хотелось бы перекинуться парой слов с сержантом Гвидо, перед тем как он опять присоединится к своему отделению.

Я почти ожидал, что Лыбби, невзирая на сломанную руку, все-таки накинется на меня, коль скоро мы выйдем из палатки, или хотя бы засыплет меня угрозами, что, мол, в следующий раз не попадайся мне больше на глаза и т.п. Но вместо этого он расплылся в улыбке и протянул мне здоровую руку.

- Поздравляю, Гвидо... извини, я имел в виду сержант Гвидо, - пожал он мне руку. - Я хотел кое-что сказать тебе по секрету.

- Что именно, сержант?

- Я хотел сказать, что ты был совершенно прав... справиться в бою с противником, не убивая его, и впрямь требует большого умения... и я рад, что люди с твоими способностями поступают на службу в нашу армию. Однако вспомни, у нас ведь так мало времени дается на обучение рекрутов... потому мы и сосредоточиваемся на умении убивать. Если же у них на это окажется кишка тонка, они могут решить, будто справятся с обезоруживанием врага, и будут пытаться это делать... а умения такого у них нет, и у нас нет времени обучать их ему, и в результате они кончат тем, что сами погибнут, а мы окажемся во главе слабой, небоеспособной армии. Постарайся помнить об этом, когда будешь работать с группой зеленых новобранцев. Что ж, желаю удачи! Возможно, нам еще доведется как-нибудь опять послужить вместе.

Я настолько был удивлен тем, что сержант оказался славным малым, не говоря уже о том серьезном впечатлении, какое произвели на меня его мысли, что, только очутившись в своей казарме, до конца осознал весь смысл моего повышения в звании.

И тогда почувствовал себя паршиво. Вся моя карьера опровергала стремление к властным должностям, а теперь вот я оказался связан по рукам и ногам надзирательскими функциями... и на этот раз вовсе не временно. Утешает меня только следующее: а) находясь в более высоком звании, я потенциально могу причинить больше вреда и б) Нунцио тоже придется страдать от бремени дополнительных нашивок.

Немного приободрившись от этих мыслей, я отправился на розыски Нунцио, желая первым сообщить ему плохие новости.


Глава 5 Содержание Глава 7

Обсуждение романа Роберта Линна Асприна "Корпорация М.И.Ф. в действии" из серии "М.И.Ф" на форуме.




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене