Роберт Линн Асприн

Маленький МИФозаклад

Серия МИФ. Книга 6

Глава первая

Разница между умным и дураком определяется по последней ставке.
Б.Мейврик

- Поддерживаю!

- Гну1.

- Опять гну.

- Кого ты пытаешься обмануть? У тебя же барахло, онеры-эльфы!

- А ты проверь!

- Ладно! Подымаю тебя до предела.

- Поддерживаю.

- Поддерживаю.

- Мое барахло, онеры-эльфы, гнет тебя обратно до предела.

- Пас.

- Поддерживаю.

Для тех из вас, кто взялся за эту книгу с начала (молодцы! Терпеть не могу, когда читатели жульничают, забегая вперед!), все это может показаться несколько запутанным. Выше приведен диалог во время игры в драконий покер. Вы спросите, что такое драконий покер? Ну, эта игра считается самой сложной из всех когда-либо изобретенных карточных игр... а здесь, на Базаре Девы, понимают толк в карточных играх.

Базар-на-Деве - самый большой лабиринт лавок и самая крупная торговая площадь во всех измерениях, и поэтому через него проходит множество путешественников - демонстраторов разных измерений (демонов). Вдобавок к лавкам, ларькам и ресторанам (перечисленное вообще-то не охватывает всего там имеющегося ни по широте, ни по разнообразию) на Базаре располагается еще и процветающая игорная община. Там всегда высматривают новую игру, особенно связанную со ставками, и чем сложней, тем лучше. Основная философия состоит в том, что сложную игру легче выиграть тем, кто отдал все свое время ее изучению, а не туристам-любителям или пытающимся освоить игру на ходу. Так или иначе, когда девол-букмекер говорит мне, что драконий покер - самая сложная игра из всех, я склонен ему верить.

- Пас.

- Поддерживаю.

- Ладно, господин Скив Развеликий. Посмотрим, побьете ли вы вот это! Полный дракон!

И с рисовкой, граничащей с вызовом, он открыл свои темные карты. Вообще-то я надеялся, что он выйдет из игры. Этот конкретный индивид (по-моему, его звали Гмыком) был на добрых две головы выше меня и обладал ярко-красными глазами, клыками длиной чуть ли не с мой локоть и скверным характером. Говорить он предпочитал гневно крича, и постоянный проигрыш нисколечко не смягчал его нрав.

- Ну? Давай! Что там у тебя?

Я перевернул свои четыре темные карты, разложил их рядом с пятью уже открытыми, откинулся на спинку стула и улыбнулся.

- Что это? - вытянул шею Гмык, хмуро глядя в мои карты. - Но тут же только...

- Минутку, - вмешался игрок слева от него. - Сегодня вторник. Выходит, его единороги дикие.

- Но в названии месяца есть М! - вставил еще кто-то. - Значит, его великан идет за половину номинальной стоимости.

- Но у нас четное число игроков...

Я уже говорил, что игра эта сложная. Те из вас, кто знает меня по прежним моим приключениям (наглая реклама!), могут удивиться, как это я не плаваю в такой сложной системе. Очень просто. Никак! Я просто ставлю, а потом открываю карты и предоставляю другим игрокам разбираться, кто выиграл.

Вы, возможно, гадаете, какого же рожна я сел за такую отчаянную игру, как драконий покер, если даже правил-то не знал. Ну, на сей раз у меня есть ответ. Для разнообразия. Я просто развлекался.

Видите ли, с тех самых пор, как Дон Брюс, крестный отец Синдиката, предположительно нанял меня присматривать на Базаре за интересами Синдиката и приставил ко мне двух телохранителей, Гвидо и Нунцио, мне редко удавалось хотя бы минуту побыть без их опеки. Однако на эти выходные мои сторожевые псы отправились в Центральное управление Синдиката для ежегодного доклада, предоставив мне заботиться о себе самому. Ясное дело, прежде чем отправиться, они заставили меня торжественно поклясться быть осторожным. И опять-таки, ясное дело, как только они отбыли, я сделал прямо противоположное.

Даже без учета нашей доли от доходов Синдиката на Базаре наш магический бизнес переживал бум, и поэтому с деньгами затруднений не возникало.

Я взял из кассы с мелкой наличностью пару тысяч золотом и уже было настроился гульнуть как следует, когда пришло приглашение сыграть в драконий покер у Живоглота, в клубе «Равные шансы».

Как уже сказано, я абсолютно ничего не знаю о драконьем покере, кроме того, что в конце партии у тебя пять открытых карт и четыре темных. Как ни старался я уговорить своего партнера Ааза рассказать мне об этой игре побольше, старания мои всегда заканчивались лекциями на темы «Играй только в те игры, которые знаешь...» и «Не нарывайся...». Поскольку я и так уже вознамерился понарываться, шанс одновременно пренебречь указаниями и телохранителей, и партнера показался мне чересчур соблазнительным, и я не устоял перед таким искушением. Я хочу сказать, что, по моим представлениям, я мог в худшем случае всего лишь проиграть пару тысяч золотом. Верно?

- Вы все кое-что упускаете. Эта партия - сорок третья, а Скив сидит на стуле лицом к северу!

Приняв стоны и выражение явного отвращения на лицах за указание, я сгреб банк.

- Слушай, Живоглот, - сверкнул сквозь полуопущенные веки красными глазами Гмык, глядя на меня, - ты уверен, что этот Скив не применяет магию?

- Гарантирую, - отозвался девол, собирая карты и тасуя их для следующей партии. - Все игры, которые я устраиваю здесь, в «Равных шансах», контролируются на магию и телепатию.

- Ну-у, я обычно не играю в карты с магами, а Скив, как я слышал, считается великим мастером по этой части. Может быть, он настолько великий маг, что ты просто не можешь поймать его с поличным.

Я начинал немного нервничать. Честно сказать, к магии я не прибегал... и даже если бы захотел прибегнуть, то понятия не имел, как применить ее для жульничества в карточной игре. Беда в том, что этот Гмык выглядел вполне способным оторвать мне руки, если сочтет меня шулером. И я принялся ломать голову, чтобы подыскать какой-нибудь способ убедить его в обратном, не признаваясь всем сидящим за столом, как мало я смыслю в магии.

- Успокойся, Гмык. Господин Скив - хороший игрок, вот и все. Одно лишь то, что он выигрывает, еще не означает, что он шулер.

Это сказал Бол, единственный, помимо меня, игрок, похожий на человека. Я благодарно улыбнулся ему.

- Я не против, когда кто-то выигрывает, - пробормотал Гмык, защищаясь, - но он же выигрывает весь вечер.

- Я проиграл побольше твоего, - напомнил ему Бол, - и, как видишь, не жалуюсь. Говорю тебе: господин Скив - хороший игрок. Уж я-то знаю в этом толк - как-никак доводилось играть с Малышом.

- С Малышом? Ты играл с ним? - Сказанное Болом произвело на Гмыка заметное впечатление.

- И проиграл по ходу дела все, вплоть до носков, - скривившись, признался Бол. - Однако, на мой взгляд, господин Скив вполне способен заставить Малыша попотеть ради выигрыша.

- Господа! Мы собрались здесь болтать или играть в карты? - перебил эту дискуссию Живоглот, многозначительно постукивая колодой.

- Я выхожу из игры, - поднялся на ноги Бол. - Я способен понять, когда мой противник сильнее меня, даже если мне приходится продуться в пух, прежде чем до меня это дойдет. Мой заклад все еще годится, Живоглот?

- Годится, если никто не возражает.

Гмык шумно бухнул кулаком по столу, заставив упасть несколько фишек из моей стопки.

- Что это за разговор о закладах? - рявкнул он. - Я думал, эта игра идет только на наличные! Никто ничего не говорил об игре на расписки.

- Бол - исключение, - объяснил Живоглот. - Он всегда прежде выкупал свой заклад. Кроме того, тебе об этом незачем беспокоиться, Гмык. Ты не вернешь себе даже своих денег.

- Да. Но спустил-то я их, играя против того, кто ставит вместо наличных заклады. Мне кажется...

- Я покрою его заклад, - высокомерно заявил я. - Пусть это будет нашим личным делом и не касается всех прочих за этим столом. Верно, Живоглот?

- Совершенно верно. А теперь, Гмык, заткнись и играй. Или ты хочешь выйти из игры?

Монстр немного побурчал себе под нос, но откинулся на спинку стула и бросил еще одну фишку в заход для следующей партии.

- Спасибо, господин Скив, - поблагодарил меня Бол. - И не беспокойтесь. Как говорит Живоглот, я всегда прихожу за своим закладом.

Я подмигнул и неопределенно махнул рукой ему вслед, поскольку уже сосредоточился на следующей партии, тщетно пытаясь разобраться в правилах игры.

Если мой широкий жест покажется вам немного импульсивным, то вспомните: я весь вечер следил за игрой Бола и знал, сколько он проиграл. Даже если весь его проигрыш шел только под долговую расписку, я мог покрыть его из своего выигрыша и все равно остаться с прибылью.

Однако Гмык был прав. Я весь вечер постоянно выигрывал... факт вдвойне удивительный, если учитывать мое незнание правил этой игры. Но я с самого начала пустил в ход систему, которая, кажется, действовала очень даже неплохо: ставь не на карты, а на игроков. В последней партии я ставил не на выигрышный расклад у себя, а на проигрышный у Гмыка. Ему весь вечер страшно не везло, и он ставил наобум, пытаясь возместить проигрыш.

Следуя своей системе, в двух партиях я пасанул, но уж в третьей нажал изо всех сил. Большинство других игроков предпочли скорей объявить пас, чем усомниться в моей уверенности. Гмык боролся до конца, надеясь, что я блефую. Впрочем, так оно и было (мои карты оказались совсем не такими сильными), но у него они были еще слабее. К моей казне присоединилась еще одна стопка фишек.

- Ну, с меня хватит! - Гмык толкнул оставшиеся у него фишки Живоглоту. - Обменяй мне на наличные.

- И мне тоже.

- Мне следовало бы уйти еще час назад. Сберег бы себе пару сотен.

Игра оборвалась - Живоглот занялся обменом фишек на наличные.

Получив из банка свою долю, Гмык задержался еще на несколько минут. Теперь, когда мы больше не сидели друг против друга за картами, он оказался на удивление приятным субъектом.

- Знаешь, Скив, - хлопнул он меня по плечу своей массивной ручищей, - меня давно уже так не обдирали в драконий покер. Возможно, Бол прав. Ты зря теряешь здесь время. Тебе следовало бы попробовать сыграть с Малышом.

- Мне просто повезло.

- Нет, я серьезно. Если бы я знал, как связаться с ним, то сам устроил бы такую игру.

- Тебе это не понадобится, - вставил другой игрок, направляясь к двери. - Как только пойдет гулять слух об этой игре, Малыш сам тебя разыщет.

- Что верно, то верно, - рассмеялся через плечо Гмык. - В самом деле, Скив, если такой матч произойдет, не забудь сообщить мне. На такую игру я хотел бы посмотреть.

- Разумеется, Гмык, - заверил я его. - Ты узнаешь одним из первых. До скорого.

На самом-то деле, пока я прощался, мысли мои летели вскачь. Все это было довольно неожиданно. Я рассчитывал гульнуть один вечер сам по себе, а потом тихонько завязать. А теперь, если другие игроки начнут чесать языками по всему Базару, то нечего и надеяться сохранить мое вечернее приключение в тайне... особенно от Ааза! Хуже этого могло быть только одно - если в конечном итоге за мной будет бегать какой-то завзятый игрок, вызывая на матч.

- Слушай, Живоглот, - произнес я, стараясь говорить понебрежней. - Что это за Малыш, о котором они все толкуют?

Девол чуть не выронил подсчитываемую им стопку фишек. Он смерил меня долгим взглядом, а потом пожал плечами.

- Знаешь, Скив, иногда я не понимаю, шутишь ты или говоришь серьезно. Все забываю, что, несмотря на свои успехи, ты все еще новичок на Базаре... и в игре особенно.

- Ну и ладно. Так кто же такой Малыш?

- Малыш - нынешний король драконьего покера. У него есть что-то вроде фирменного знака: в начальную ставку каждой партии он кладет мятную конфетку - ну, знаешь, для освежения дыхания... говорит, это приносит ему удачу. Вот поэтому-то его и называют Малыш Мятный Заход. Но советую тебе держаться от него подальше. Ты сегодня хорошо сыграл, но Малыш - самый лучший игрок из всех, какие есть. При игре один на один он съест тебя живьем.

- Понятно, - рассмеялся я. - Просто полюбопытствовал. В самом деле. Ладно, обменяй мне фишки на наличные, и я пойду.

Живоглот махнул рукой на столбики монет на столе.

- Что тут обменивать? Я забрал свои тогда же, когда выдавал деньги другим. Остальное твое.

Я посмотрел на деньги и с трудом сглотнул. В первый раз я понял, почему у некоторых людей возникает такое пристрастие к азартным играм. Стол ломился под тяжестью добрых двадцати тысяч золотых. Все мои. За один карточный вечер!

- Гм... Живоглот? Ты не мог бы сохранить у себя мой выигрыш? Мне что-то не нравится мысль о прогулке с таким количеством золота. Я лучше зайду за ним позже, с телохранителями.

- Как хочешь, - пожал плечами Живоглот. - Не могу себе представить, у кого на Базаре хватило бы смелости напасть на тебя при твоей-то репутации. Конечно, можно нарваться на чужака...

- Прекрасно, - сказал я, направляясь к двери. - Тогда я...

- Минутку! Ты ничего не забыл?

- Что именно?

- Заклад Бола. Погоди, сейчас я за ним схожу.

И прежде чем я успел возразить, он исчез, а я прислонился к стене, ожидая его. Я уж и забыл про заклад, но Живоглот был игроком и придерживался неписаных законов игры фанатичней, чем кто бы то ни было - гражданского законодательства. Надо было свести все в шутку и...

- А вот и заклад, Скив, - объявил девол. - Клади, Скив.

Я лишь поглядел на Живоглота, разинув рот. А затем и вовсе утратил дар речи. Потому что глядел уже не на него, а на белокурую малютку, которую он вел за руку. Именно так. Девочку. Лет самое большее девяти-десяти.

У меня до боли знакомо засосало под ложечкой. А это означало, что я попал в беду... большую беду...


1 Удваиваю ставку (карт. термин).


  Содержание Глава 2

Обсуждение романа Роберта Линна Асприна "Маленький МИФозаклад" из серии "М.И.Ф" здесь.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене