Роберт Линн Асприн

Маленький МИФозаклад

Серия МИФ. Книга 6

Глава восемнадцатая

Кинь судьбу свою ветрам.
Л.Бернстайн

Стол нас ждал. Перед ним стояло только два стула, а на поверхности стола располагались две аккуратные стопки фишек.

Я пережил внезапный приступ страха, сообразив, что не знаю, какой стул стоит лицом к югу, но Ааз пришел мне на выручку. Выскочив из толпы, он отодвинул стул и поддержал его, предлагая мне сесть. Для толпы это выглядело как вежливый жест, но мои друзья поняли, что я чуть было не отклонился от правил, которые с таким трудом пытался запомнить.

- Карты! - приказал Малыш, протягивая руку, когда опустился на стул напротив меня.

В его руке материализовалась новенькая колода. Он стал изучать ее, словно бокал с вином: посмотрел на свет, чтобы удостовериться, цела ли обертка, даже понюхал печать, проверяя запах фабричного клея.

Удовлетворенный осмотром, он предложил колоду мне. Я улыбнулся и развел руки, показывая, что все в порядке. Черт возьми! Если он ничего не нашел, то уж я-то наверняка не замечу никакого шулерства.

Однако мой жест, казалось, произвел на него впечатление, и он, прежде чем вскрыть колоду, отвесил мне легкий поклон. Как только карты были извлечены из футляра, короткие и толстые пальцы Малыша как будто зажили самостоятельной жизнью. Быстрыми движениями они извлекли джокеров и отбросили их в сторону, а затем принялись снимать с колоды по две карты, одну сверху и одну снизу.

Наблюдая за этим процессом, я начал понимать, почему рукопожатие Малыша было таким мягким. Несмотря на свою величину, его пальцы, приступив к своей задаче, сделались изящными, тонкими и чувствительными. Эти руки принадлежали отнюдь не чернорабочему и даже не боксеру. Они существовали для выполнения только одной работы - обращения с колодами карт.

Теперь колода была вчерне перемешана. Малыш сгреб кучу карт, подровнял их, а затем несколько раз быстро перетасовал. Движения его были такими точными, что, когда он закончил, ему даже не пришлось снова подравнивать колоду - он просто поставил ее в центр стола.

- Тянем, кому сдавать? - спросил он.

Я повторил свой прежний жест.

- Я тебе уступаю.

Даже это, кажется, произвело впечатление на Малыша... и толпу. По залу прокатился шепоток - обсуждались плюсы и минусы моего шага. Правда же заключалась в том, что, понаблюдав, как обращается с колодой Малыш, я стеснялся показывать свою позорно низкую квалификацию.

Он протянул руку к колоде, и карты снова ожили. С гипнотическим ритмом он принялся сдвигать колоду и перетасовывать карты, не переставая пристально глядеть на меня немигающими глазами. Я знал, что он давит мне на психику, но был бессилен бороться с этим.

- Для захода, скажем, по тысяче?

- Давай по пять тысяч, - парировал я.

Ритм сбился. Малыш почувствовал это и быстрым движением прикрыл колоду. Отставив на миг карты, он протянул руку к своим фишкам.

- Пусть будет пять тысяч, - согласился он, кидая пригоршню в центр стола. - И... мой фирменный знак.

За фишками в банк последовала белая мятная конфетка-холодок.

Я отсчитывал собственные фишки, и тут мне кое-что пришло в голову.

- Сколько это стоит? - спросил я, показывая на конфету.

Это удивило моего противника.

- Что? Мята? Грош пачка. Но тебе незачем...

Не успел он договорить, как я добавил к своим фишкам мелкую монету, толкнул все в центр стола, схватил его конфету и сунул ее в рот.

На этот раз публика действительно ахнула, прежде чем впасть в молчание. Несколько мгновений в зале не слышалось ни звука, кроме хрустящей у меня на зубах карамели. Я чуть не пожалел о своем дерзком шаге. Конфета оказалась невероятно крепкой.

Наконец Малыш усмехнулся.

- Понимаю. Хочешь съесть мое везение, да? Хорошо. Очень хорошо. Однако ты обнаружишь, что для того, чтобы справиться со мной, требуется нечто большее.

Говорил он веселым тоном, но глаза его потемнели, и тасовать карты он принялся более резко, даже как-то мстительно. Я понял, что добился успеха.

Я украдкой взглянул на Ааза, и тот лукаво подмигнул мне.

- Сдвинь!

Колода очутилась передо мной. Действуя с нарочитой беззаботностью, я сдвинул колоду примерно посередине, а затем откинулся на спинку стула. Хоть я и пытался принять небрежный вид, мысленно я скрестил пальцы рук и ног и все прочее, что поддавалось скрещиванию. Я изобрел собственную стратегию и ни с кем не обсуждал ее... даже с Аазом. Теперь нам предстояло увидеть, как она сработает.

Одна карта... две карты... три карты перелетели ко мне через стол, рубашкой вверх. Они скользнули по столу и легли ровнехонько в ряд - еще один штрих к мастерству Малыша - и лежали там, словно готовые взорваться снаряды.

Я игнорировал их, ожидая следующую карту.

Она прибыла и, пролетев, остановилась рубашкой вниз, рядом с предыдущими. Это была семерка бубей, а себе Малыш сдал...

Десятку бубей. Десятку!

Правила зазвучали у меня в голове, словно навязчивая мелодия. Десятка в открытую означала, что моя семерка убита... ничего не стоит.

- Ну как, съел мое везение? - хохотнул Малыш. - Моя десятка пойдет за... пять тысяч.

- И пять сверху.

На этот раз толпа ахнула громче... возможно, потому, что к ней присоединились мои тренеры. Я услышал, как Ааз шумно прочистил горло, но не взглянул в его сторону. Малыш с нескрываемым удивлением воззрился на меня. Он явно ожидал, что я либо пасану, либо поддержу... потому что это было бы самым разумным в моей ситуации.

- Ты высоко ценишь эту убитую карту, - задумчиво проговорил он. - Ладно. Поддерживаю. Хороший банк.

Еще две карты проплыли по столу рубашкой вниз. Я получил десятку! Точнее - десятку треф. Это аннулировало его десятку и вновь оживляло мою семерку.

Малыш получил единорога червей. Дикая карта! Теперь у меня были десятка и семерка против его пары десяток.

Восхитительно.

- Не буду обманывать тебя, - улыбнулся мой противник. - Пара десяток стоит... двадцать тысяч.

- И двадцать сверху.

Улыбка Малыша растаяла. Он метнул быстрый взгляд на мои карты, а затем кивнул.

- Поддерживаю.

Никаких комментариев. Никакого подтрунивания. Я заставил его призадуматься.

В путь отправились следующие карты. В мой строй скользнула тройка червей. Убитая карта. В противовес ей Малыш получил...

Десятку червей!

Теперь я видел три десятки против моих десятки с семеркой! Моя решимость на мгновение поколебалась, но я снова подкрепил ее. Я зашел уже слишком далеко, чтобы теперь менять стратегию.

Малыш задумчиво глядел на меня.

- Полагаю, ты не пойдешь с этим на тридцать?

- Не только пойду, но и загну твои тридцать.

В зале послышались приглушенные восклицания зрителей, явно не веривших своим ушам... и еще кое-какие не столь приглушенные голоса. Некоторые из последних я узнал.

Малыш лишь покачал головой и без единого слова толкнул в банк положенное число фишек. Толпа замерла и вытянула шеи, стремясь увидеть следующие карты.

Мне - дракон пик, а Малышу - великан червей.

Никакой очевидной помощи ни тому, ни другому игроку... за исключением того, что у Малыша теперь имелись три открытые карты червей.

Несколько мгновений мы оба изучали карты друг друга.

- Признаться, я не могу вычислить, на что ты ставишь, Скив, - вздохнул мой противник. - Но этот расклад стоит пятьдесят.

- И пятьдесят сверху.

Вместо того чтобы ответить, Малыш откинулся на спинку стула и воззрился на меня.

- Поправь меня, если я ошибаюсь, - сказал он. - Либо я прозевал этот момент, либо ты еще и не смотрел свои темные карты.

- Совершенно верно.

Толпа снова зашепталась. Многие не уловили, что произошло.

- Значит, ты ставишь вслепую?

- Правильно.

- Да к тому же еще и поднимаешь.

Я кивнул.

- Чего-то не пойму. Как же ты собираешься выиграть?

Прежде чем ответить, я несколько секунд смотрел на Малыша, а внимание зала было полностью обращено на меня.

- Малыш, ты самый лучший игрок в драконий покер из всех, какие только есть. Ты потратил не один год, оттачивая свое умение, чтобы быть самым лучшим, и никакие события сегодняшнего вечера не изменят этого. Что же касается меня, то мне везет... если это можно назвать везением. Мне однажды повезло, и это в определенном смысле дало мне шанс сыграть сегодня с тобой. Вот поэтому я и ставлю так, как ставлю.

Малыш покачал головой.

- Может быть, я тугодум, но все еще не пойму.

- При долгой игре твое умение победит мое везение. Так всегда бывает. По моим расчетам, единственный мой шанс - это играть, ставя все на одну эту партию... идти ва-банк. Никакое умение не сможет изменить исхода одной партии. Тут все решает удача... и это ставит нас на одну доску.

Несколько долгих мгновений мой противник переваривал сказанное, а затем откинул голову и расхохотался.

- Это мне по душе! - гаркнул он. - Разыграть полумиллионный банк в одну партию. Скив, мне нравится твой стиль. Выиграю я или проиграю, но состязаться с тобой в остроумии - одно удовольствие.

- Спасибо, Малыш. Я чувствую то же самое.

- Но, между прочим, надо доиграть эту партию. Мне очень неприятно заставлять весь этот народ томиться в напряжении, когда мы уже знаем, как пойдут ставки.

Он смел в банк остальные свои фишки.

- Я поддерживаю твою ставку, а ты ее в ответ увеличиваешь... тридцать пять. Это вся сумма.

- Согласен, - сказал я, толкая свои фишки в банк.

- А теперь посмотрим, что нам досталось, - подмигнул он, протягивая руку к колоде.

Двойка бубей мне... восьмерка треф Малышу... а потом каждому еще по карте втемную.

Толпа качнулась вперед, когда мой противник взглянул на свою последнюю карту.

- Скив, - почти с сожалением произнес он. - У тебя тут была интересная стратегия, но мой расклад силен... действительно силен.

Он перевернул две свои карты.

- Полный дом с драконами... каре великанов и пара десяток.

- Хороший расклад, - признал я.

- Да. Верно. А теперь давай посмотрим, что досталось тебе. С максимальным самообладанием, на какое был способен, я перевернул свои темные карты.


Глава 17 Содержание Глава 19

Обсуждение романа Роберта Линна Асприна "Маленький МИФозаклад" из серии "М.И.Ф" здесь.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене