Роберт Линн Асприн

МИФотолкования, или Неверные концепции

Серия МИФ. Книга 2

Глава шестая

Вот это развлечение!
Влад Пронзитель

Скрестив руки на груди, я медленным и размеренным шагом двинулся к навесу.

Ааз настоял, чтобы я отработал такую походку. По его словам, она должна придать мне вид человека уверенного и полного самообладания. Теперь же, когда я действительно предстал перед королем, то обнаружил, что применяю эту походку не для демонстрации надменности, а для сокрытия слабости в коленках.

- Ну? - прогромыхал генерал, подойдя вплотную ко мне. - Я, кажется, задал вопрос! Где вы взяли эту алебарду? Вам лучше ответить, пока я не рассердился.

Во мне что-то лопнуло. Страх, какой я испытывал перед генералом и его секирой, испарился, сменившись головокружительным пыланием мощи.

При своем первом визите на Базар Девы я понял, что мне не нравится, когда на меня давят рослые горластые деволы. А теперь я открыл, что мне ничуть не больше нравится, когда такое исходит от рослых горластых собратьев-пентюхов.

Значит, этот верзила захотел поважничать? Что ж.

Легким движением мысли я вызвал алебарду. Не оборачиваясь, я заставил ее стрелой пролететь у меня над плечом по курсу, нацеленному прямо в грудь генералу.

Генерал увидел ее приближение и побледнел. Он сделал неловкий шаг назад, но понял, что бежать уже слишком поздно, и бешено зашарил в поисках секиры.

Я остановил алебарду в трех футах от его груди, с острием, направленным ему в сердце.

- Эту алебарду? - небрежно переспросил я.

- А-а-а... - ответил генерал, не сводя глаз с оружия.

- Я забрал эту алебарду у одного чересчур грубого солдата. Он сказал, что выполняет приказ. Не от вас ли, случайно, исходил этот приказ?

- Я... м-гм... - Генерал провел языком по губам. - Я отдал своим людям приказ обращаться с чужеземцами как подобает. Я ничего не говорил о том, чтобы вести себя невежливо...

- В таком случае... - я развернул алебарду на девяносто градусов, чтобы она больше не угрожала генералу, - возвращаю вам алебарду, дабы вы могли вернуть ее стражнику вместе с разъяснением своего приказа.

Генерал нахмурился, поколебался, а затем протянул руку, чтобы схватить плавающую в воздухе алебарду. Как раз перед тем, как он ее коснулся, я дал ей упасть наземь; падение сопровождалось жутким лязгом.

- И, будем надеяться, с дополнительными указаниями насчет того, как обращаться со своим оружием, - закончил я.

Генерал побагровел и начал было поднимать алебарду. Тут казначей захихикал, и генерал резко обернулся, чтобы прожечь его взглядом. Казначей откровенно ухмыльнулся и что-то шепнул королю, который, услышав его слова, попытался скрыть улыбку.

Генерал снова обернулся ко мне, не обращая внимания на алебарду, и смерил меня взглядом с высоты своего роста.

- Кто вы? - спросил он тоном, подразумевающим, что мое имя сразу же займет первое место в списке приговоренных к публичной казни.

- А кто спрашивает? - ответил я с вызовом, все еще не полностью преодолев свой гнев.

- Человек, к которому вы обращаетесь, - вмешался король, - это Хью Плохсекир, командующий Королевскими армиями Поссилтума.

- А я - Дж.Р.Гримбл, - поспешно добавил казначей, боясь остаться в стороне, - первый советник Его Величества.

Генерал бросил на Гримбла еще один ненавидящий взгляд. Я решил, что настало время перейти к делу.

- Я маг, известный под именем Скив, - величественно начал я. - Я прибыл в ответ на любезное приглашение Его Наиблагороднейшего Величества Родрика Пятого.

Я умолк и слегка склонил голову в сторону короля, который улыбнулся и кивнул в ответ.

- Я прибыл определить для себя, следует ли мне согласиться на пост мага при дворе Поссилтума.

Слова в последней части фразы были тщательно подобраны Аазом. Ими предназначалось продемонстрировать мою уверенность, что выбор за мной.

Эта тонкость не ускользнула от внимания казначея, и он критически поднял бровь, выражая свое отношение к услышанному.

- Так вот, такой пост требует гарантий с обеих сторон, - продолжал я. - Я должен чувствовать, что буду щедро вознагражден за свою службу, а Его Величество должен убедиться, что мое умение достойно его субсидий.

Я слегка повернулся и, повысив голос, обратился ко всему двору.

- Щедрость короны Поссилтума всем известна, - заявил я. - И я вполне уверен, что Его Величество вознаградит своих подданных сообразно их заслугам перед ним.

Позади меня раздался придушенный звук, изданный, вероятно, генералом. Я проигнорировал его.

- Следовательно, требуется всего лишь убедить Его Величество... и его советников... что моего скромного умения действительно хватит для его надобностей.

Я снова повернулся к трону, дав королю увидеть мою загадочную улыбку, отрицавшую скромность моих возможностей.

- Ваше Величество, способности мои многочисленны и разнообразны. Однако суть мощи - это контроль. Поэтому, понимая, что вы человек занятой, я, вместо того чтобы терять время на коммерческие хитрости и мелкие демонстрации вроде тех, что мы уже видели, сплету всего три заклинания, и, надеюсь, ваша мудрость воспримет стоящую за ними глубину.

Я повернулся и, вытянув палец, показал на Глипа и Лютика.

- Вон там моя призовая пара одинаковых единорогов, - драматически произнес я. - Не изволит ли Ваше Величество избрать одного из них?

Король удивленно моргнул, услышав, что его пригласили принять участие в моей демонстрации. Какой-то миг он колебался.

- М-гм-м... я выбираю того, что слева, - сказал наконец он, показывая на Лютика. Я слегка поклонился.

- Отлично, Ваше Величество. По вашему велению это создание будет пощажено. Смотрите теперь внимательно на другое.

На самом-то деле это был еще один трюк, которому меня научил Ааз. Называется он «сила мага» и позволяет выступающему предлагать зрителям выбор, не давая им в действительности никакого выбора. Если бы король выбрал Глипа, я бы просто продолжил работу над «созданием, обреченным его повелением».

Я медленно навел палец на Глипа и слегка опустил голову.

- Валла-валла-Вашингтон! - мрачно провозгласил я.

Не знаю, что означают эти слова, но Ааз заверил меня, что вся фраза связана с каким-то историческим прецедентом и может убедить народ, что я действительно делаю что-то сложное.

- Алла-казам-шазам, - продолжил я, поднимая другую руку. - Крибле-крабле...

Я мысленно снял с Глипа личину.

Толпа прореагировала аханьем, заглушив мое последнее «бумс-глип».

Однако мой дракон услышал свое имя и прореагировал сразу же. Он вскинул голову и, проковыляв вперед, послушно встал рядом со мной. Как мы и запланировали, Ааз тут же поплелся, спотыкаясь, к месту неподалеку от головы Глипа и встал там наготове.

Этим мы намеревались указать, что в силах управиться с любыми могущими возникнуть затруднениями с драконом. Однако реакция толпы на присутствие Ааза превзошла ее ужас из-за превращения у нее на глазах единорога в дракона. Я и забыл, насколько действенна личина «сомнительного типа». Боясь потерять инициативу, заданную началом моего выступления, я поспешил продолжить.

- Этот несчастный урод - мой ученик Ааз, - объявил я. - Возможно, вы гадаете, сможет ли он остановить дракона, если зверь рассвирепеет. Теперь я вам скажу... нет, не сможет!

Толпа нервно попятилась. Уголком глаза я увидел, как рука генерала скользнула к рукояти секиры.

- Но зато смогу я! Вы теперь знаете, что силы тьмы знакомы мне, Скиву!

Я резко развернулся и ткнул пальцем в Ааза.

- Фигли-мигли, доннерветер!

Я снял личину с Ааза.

Последовал миг ошеломленного молчания, а затем Ааз улыбнулся. Улыбка Ааза, как известно, делает даже сильных людей слабыми, а в толпе стояло не так уж и много сильных людей.

Зрители чуть не растоптали друг друга, спеша отступить от демона, и их вопли перемешались с торопливо произносимыми защитными заклинаниями.

Я снова повернулся к трону. Король и казначей, похоже, воспринимали все это неплохо. Они держались спокойно, хотя чуть побледнели. А генерал задумчиво хмурился, глядя на Ааза.

- В качестве демона мой ученик сможет, если понадобится, укротить дракона... нет, десять драконов. Таково мое могущество. И все же могущество надо умерять мягкостью... или, если угодно, элегантностью.

Я изобразил на лице задумчивость.

- Чтобы сбить с толку врагов и приобрести союзников, не нужно никакой открытой демонстрации своей силы или угрозы. Для подобных случаев полезнее замаскировать свое могущество и выглядеть безобидно... например, представиться подростком.

Произнеся последние слова, я сорвал личину с самого себя и предстал во всей своей юношеской невзрачности. Вероятно, мне следовало бы употребить при этом какие-то липовые волшебные слова, но я уже употребил все, каким научил меня Ааз, и боялся экспериментировать с новыми.

Король и казначей внимательно уставились на меня, словно пытаясь проникнуть сквозь мою магическую личину с помощью одной лишь силы воли. Генерал проделывал схожую операцию, пялясь на Ааза, который сложил руки на груди и скалил зубы в самоуверенной улыбке.

Я позволил себе разделить его уверенность. Пусть себе пялятся. Было уже слишком поздно распознать мою магию, потому что я больше не работал. Хотя королевская свита и все зрители пребывали в убеждении, будто стали свидетелями мощных чар, в действительности я всего-навсего удалил чары, искажавшие их зрение. В данную минуту все мы - Ааз, Лютик, Глип и я - были просто самими собой, какими бы необычными мы ни выглядели. Даже самый опытный по части магического зрения не смог бы просветить насквозь несуществующие чары.

- Как видите, Ваше Величество, - заключил я, - способности у меня отнюдь не заурядные. Они могут сделать прекрасного страшным или могучего хилым. Они могут уничтожить ваших врагов или позабавить ваш двор в зависимости от вашей прихоти. Скажите слово, дайте свое добро, и способности Скива в вашем распоряжении.

Я вытянулся, почтительно склонил голову и оставался в такой позе, ожидая решения трона.

Несколько мгновений прошло без единого слова. Наконец я рискнул взглянуть под навес.

Казначей и генерал горячо спорили шепотом через голову короля, который, слушая их, склонял ее то в ту, то в другую сторону. Понимая, что на этот спор может уйти немало времени, я расслабился.

- Скив! - позвал вдруг король, прервав спор своих советников. - Та штука, что вы проделали с алебардой. Вы всегда можете так легко управлять оружием?

- Детская забава, Ваше Величество, - скромно ответил я. - Я даже не решаюсь признать это способностью...

Король кивнул и сказал вполголоса советникам несколько коротких фраз. Когда он закончил, генерал побагровел и, круто повернувшись, удалился, печатая шаг, во дворец. Казначей выглядел очень довольным.

Я рискнул глянуть на Ааза, и тот подмигнул мне. Хоть он и стоял подальше, чем я, его острый слух явно заранее уведомил его о решении короля.

- Пусть все собравшиеся здесь будут свидетелями! - объявил звонким голосом казначей. - Родрик Пятый, король Поссилтума, доволен магическим знанием и умением Скива и официально провозглашает его магом при дворе Поссилтума. Давайте же все поаплодируем назначению этого мастера-мага... а потом разойдемся!

Со стороны моих побежденных соперников раздались жидкие, лишенные энтузиазма аплодисменты, а некоторые из них злобно на меня поглядывали. Я не ответил ни на рукоплескания, ни на взгляды, так как пытался понять смысл слов казначея.

Я сумел! Придворный маг! Из всех прибывших магов пяти королевств выбрали меня! Меня! Скива!

Я вдруг осознал, что казначей жестом предлагает мне подойти. Пытаясь выглядеть бесстрастным, я приблизился к трону.

- Господин маг, - обратился с улыбкой казначей. - Если вы не против, нельзя ли нам обсудить вопрос о вашем жалованье?

- Такими вопросами занимается мой ученик, - высокомерно уведомил его я. - Я предпочитаю не отвлекаться на столь заурядные дела.

Опять же мы договорились, что переговорами о жалованье займется Ааз, так как его знания в области магии уступают только его умению торговаться. Я повернулся и поманил его к нам. Он поспешил подойти, так как подслушивание заблаговременно предупредило его о сложившейся ситуации.

- Это может подождать, Гримбл, - вмешался король. - Внимания нашего мага требуют более срочные дела.

- Вам нужно лишь приказать, Ваше Величество, - церемонно поклонился я.

- Прекрасно, - просиял король. - Тогда явитесь немедленно для инструктажа к генералу Плохсекиру.

- Инструктажа насчет чего? - спросил я, искренне озадаченный.

- Ну как же, для инструктажа о вражеской армии, конечно, - ответил король.

В затылочной части моего мозга зазвенела тревога.

- Вражеской армии? - выпалил я, забыв про свой отрепетированный напыщенный тон. - Какой еще вражеской армии?

- Той, которая уже сейчас приближается к нашим границам, - сообщил казначей. - Зачем же еще нам бы внезапно понадобился маг?


Глава 5 Содержание Глава 7

Поболтать о книге Роберта Линна Асприна "МИФотолкования, или Неверные концепции" из серии "М.И.Ф" на форуме.




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене