Роберт Линн Асприн

Сладостный МИФ, или МИФтерия жизни

Серия МИФ. Книга 10

Глава четырнадцатая

Пройдемся по областям диким и неизведанным.

Г.Гебель-Уильямс

Так вот, те из вас, кто следил за моими приключениями, уже знают, что появление демона у меня в комнате не представляет собой ничего нового. Последнее время это стало обычным делом, хотя порой я еще чувствую, как трудно к этому привыкнуть.

Разумеется, кто-то из демонов доставляет мне большую радость своим посещением, а кто-то - меньшую.

На этот раз демон оказался очаровательной малышкой. У нее были коротко остриженные каштановые волосы, круглое личико с большими широко расставленными миндалевидными глазами, задорный носик и маленький рот сердечком. Кроме того, на всех нужных местах у нее присутствовали приятные округлости, а гаремный наряд, который она носила, демонстрировал все эти округлости с потрясающей ясностью. Единственное неудобство заключалось в том, что она была совсем крошка. Не маленькая, а именно крошечная.

Фигурка передо мной, в высшей степени обольстительная, была ростом дюйма четыре, не больше, и парила в воздухе.

- Привет, - мелодичным голоском чирикнула крошечная леди. - Ты, должно быть, Скив. А я Дафни.

Было время, когда я в подобных обстоятельствах почувствовал бы себя неуютно. Однако за время последних странствий мне уже приходилось видеть подобное.

- Так, не говори ничего, я сам угадаю, - начал я в самой светской и небрежной манере. - Ты джинн, правильно? С Джиннджера?

- Ну, вообще-то не джинн, а джинна. Но если хочешь со мной дружить, то, будь любезен, никаких намеков на «русоволосую Джинни». Понятно?

Я какое-то время глядел на нее, ожидая продолжения фразы, которая по всем признакам была какой-то шуткой. Но Дафни, вместо того чтобы продолжать, сама выжидающе смотрела на меня.

- Ладно, - наконец согласился я. - Мне это несложно.

Она еще раз пристально посмотрела на меня и покачала головой.

- Ты, наверное, один такой на все известные мне измерения, что не знаешь эту песню, - сказала она. - А ты точно Скив? Великий Скив?

- Ну, в общем, да. А мы что, уже знакомы? - Я сам понял, какой это глупый вопрос, и торопливо поправился, не дожидаясь ее ответа: - Хотя нет. Я уверен, если бы мы раньше встречались, я бы тебя запомнил.

Похоже, мое неуклюжее заявление почему-то ей понравилось.

- Очень мило, - сказала она, подплывая поближе и гладя меня по щеке мягкой ручкой, легкой, как прикосновение бабочки. - Нет. Я не имела этого удовольствия. Но у нас с тобой есть общие знакомые. Ты помнишь джинна по имени Кальвин?

- Кальвина? Конечно, помню. Он очень меня выручил тогда на Извре.

- На Извре, говоришь? - произнесла она, на мгновение погрузившись в какие-то свои мысли, а затем лицо ее просветлело. - Он говорил о тебе и просил, если буду поблизости, зайти и передать от него привет.

- Правда? Это очень мило с его... в смысле с твоей стороны.

Я был приятно удивлен, что Кальвин обо мне помнит. Ко мне нечасто просто так заходят в гости существа из иных миров - приходят в основном те, кому нужна моя помощь в каком-нибудь деле. И еще мне пришло в голову, что сам я ни разу не подумал заскочить просто так на минутку к кому-нибудь из тех, с кем я познакомился в своих приключениях. Я взял это на заметку и пообещал себе исправиться.

- А как поживает Кальвин? Он уже втянулся в жизнь на Джиннджере после такого долгого отсутствия?

- Он ничего, - ответила джинна, пожимая плечами, что при ее гаремном наряде и роскошной фигуре создавало удивительный эффект. - Ты же знаешь, как это бывает. После долгого загула всегда нужно какое-то время, чтобы опять войти в колею.

- Слушай... если мы будем дальше разговаривать, можно тебя попросить увеличиться до моих размеров? Так удобнее беседовать.

Если уж честно, то, посмотрев, как она пожимает плечами, я просто захотел увидеть ее тело в большем масштабе. Помимо всего прочего, это избавило бы меня от неприятного чувства, что я испытываю физическое влечение к говорящей кукле.

- Никаких проблем, - отозвалась она и взмахнула руками.

Воздух вокруг нее пошел рябью и замерцал, и вот она уже стояла передо мной, так сказать, в мой рост. На самом деле, конечно, не в мой рост, а почти на целую голову ниже, что давало мне волнующую возможность глядеть на нее сверху вниз.

- Слушай, это что, монастырь?

- Что, это? Нет, это королевский дворец Поссилтума, - ответил я. - А что, я похож на монаха?

Предполагалось, разумеется, что вопрос этот с подтекстом. Я очень гордился тем, как был одет, а монах, наряженный таким образом, явно нарушил бы обет бедности.

- Да нет в общем-то, - признала она. - Но ты с таким интересом заглядываешь мне за корсаж, что для Великого Скива, который так много путешествовал, это просто странно. В этом измерении что, нет женщин?

Согласен, я, конечно, заглядывал, но не ожидал, что она это заметит... и тем более станет комментировать. Но уж чему Ааз научил меня за все эти годы, так это камуфлировать свои промахи словами.

- Да нет, у нас тут есть женщины, - с улыбкой сказал я. - Но, честно говоря, мне кажется, что к тебе за корсаж будут заглядывать в каком угодно измерении.

Она улыбнулась, демонстрируя ямочки на щеках и явно гордясь собой.

- Но при всем том, что зрелище это действительно захватывающее, - светским тоном продолжил я, - сейчас у меня интерес в основном профессиональный. Ты единственный, кого я знаю, кроме Кальвина, уроженец Джиннджера, и мне интересно, что это у вас за трюк с изменением размеров - просто чары личины или вы и в самом деле меняетесь?

Если уместно говорить об этом самому, то ведь и правда получилось довольно неплохо для срочного выхода из затруднительной ситуации? В любом случае Дафни, похоже, все это проглотила.

- А, ты об этом, - произнесла она, снова поводя плечами. На этот раз мне удалось удержаться, и я продолжал смотреть ей в глаза. Не стоит испытывать судьбу. - Это все по-настоящему, мы действительно изменяем форму. Это одно из самых важных умений для джинна, а тем более для джинны. Если твое измерение специализируется на исполнении желаний, то надо быть готовым удовлетворить любые, даже самые фантастические требования.

Перед моим мысленным взором мгновенно пронеслись кое-какие совершенно непечатные фантазии с участием Дафни, но она еще не закончила говорить.

- Это касается не только размера... в смысле роста. Мы можем принимать любые пропорции в соответствии с нашими местными стандартами для настенных календарей. Вот смотри.

С этими словами она начала демонстрировать мне одну из самых впечатляющих коллекций женских форм, когда-либо мною виденных... и все это была она! За недолгое время она побывала тонкой и гибкой как тростинка, потом полногрудой, потом длинноногой, в то же самое время меняя цвет волос и их длину и переходя от нежной матовой бледности к смуглому цвету лица, гораздо более темному, чем ее прежний бронзовый загар. Я решил, что, где бы ни находилось то измерение, в котором водятся эти самые календари, мне обязательно надо там побывать... и поскорее.

Побочная реакция оказалась гораздо менее предсказуемой. Может, это получилось из-за того, что в последнее время я так много думал о женщинах и о женитьбе, но при виде этой демонстрации навыков по изменению формы мне вдруг пришло в голову, что из Дафни получилась бы интересная жена. Подумать только: женщина, которая может принимать любые размеры, форму и свойства по желанию! Это заметно снижает риск заскучать, видя перед собой всю оставшуюся жизнь одну-единственную женщину.

- Очень впечатляет, - произнес я, усилием воли подавляя свои предыдущие мысли. - Слушай, а ты никогда не думала стать фотомоделью?

Глаза Дафни на мгновение сузились, но потом лицо ее разгладилось.

- Надо понимать, ты хотел сказать комплимент? - поинтересовалась она.

Этим она меня по-настоящему смутила.

- Конечно, - сказал я. - А что? Получилось что-то другое?

- То есть я настолько привлекательна, что могу этим зарабатывать себе на жизнь. Ты это имел в виду?

- Ну, в общем... да. Только когда ты вот так это говоришь, получается действительно что-то сомнительное.

- Ты и наполовину себе не представляешь, до какой степени, - заявила джинна, закатив глаза. - Видишь ли, Скив, я уже пробовала играть в эту игру... и ты прав, я действительно это могу, и деньги там неплохие. Вся беда в том, с чем это сопряжено.

- Не понимаю, - признался я.

- Конечно, со стороны работа модели может показаться пределом мечтаний, но на самом деле это не так. На этой работе, между прочим, приходится долгие часы оставаться в очень неудобном положении. Например, большинство людей любит ходить на пляж, но попробуй-ка просидеть шесть часов в полосе прибоя, где о тебя разбиваются волны, пока этот чертов пушкарь прицелится и поймает свет... а потом часто оказывается, что снимок в дело не пошел.

Я сочувственно кивнул, гадая про себя, кто же такой этот «чертов пушкарь» и почему она должна сидеть на месте, пока он в нее целится.

- Потом, все почему-то думают, что быть фотомоделью - это высокий статус, - продолжила Дафни. - Статус тут примерно такой же, как у куска грудинки на мясном прилавке. Ты можешь быть в центре всеобщего внимания, но для людей, которые с тобой работают, ты просто столько-то фунтов мяса, которое надо выигрышно расположить на витрине и поудачнее толкнуть. Я вообще-то не меньше любой другой женщины люблю, когда мое тело кто-то трогает, но мне хотелось бы думать, что при этом этот кто-то думает обо мне. А то получается, что ты манекен или марионетка, которую передвигают, чтобы добиться нужного эффекта.

- Угу, - кивнул я, подумав про себя, что если мне когда-нибудь выпадет шанс дотронуться до ее тела, то я уж точно во время этого процесса буду сосредоточен на ней.

- И разумеется, еще приходится поддерживать себя в форме. Большинство женщин считают, что они выглядели бы лучше, если бы сбросили пару фунтов или немного повысили мышечный тонус... и многие время от времени работают над этим. Так вот, я тебе могу сказать, что, когда твой кусок хлеба зависит от того, как ты выглядишь, поддержание себя в форме становится уже не хобби, не времяпрепровождением на досуге, а полноценной работой, требующей полного рабочего дня. Вся твоя жизнь крутится вокруг диеты и упражнений, не говоря уже об уходе за лицом и волосами. Разумеется, тут у меня есть преимущество, поскольку я могу изменять форму, но уж поверь мне: чем меньше ты прибегаешь к помощи магии, тем меньше перегружаешь систему и тем дольше протянет твоя машина. И кстати, не следует забывать: что бы ты ни делала для поддержания приличного внешнего вида, все равно это борьба со временем, и она изначально обречена на поражение. Конечно, у джинны срок жизни побольше, чем у женщин других измерений, но возраст все равно когда-нибудь берет свое. Стратегические участки, которые прежде притягивали взор, начинают терять упругость и обвисать, кожа на шее и на руках делается все больше похожа на гофрированную бумагу, и тут уж не успеешь и глазом моргнуть, как окажешься за дверью, а на твое место возьмут кого-нибудь из бесконечной череды молодых и подающих надежды. Ужасно, правда?

Ее слова заставили меня призадуматься. Одна из особенностей ремесла мага состоит в том, что возраст для нас не имеет первостепенного значения. Черт возьми, когда я начинал, мне вообще приходилось напяливать личину, чтобы выглядеть старше, поскольку никто не поверит, что такой молодой маг на что-то годится. Мысль о том, что можно потерять работу просто из-за того, что ты стал старше, была действительно ужасна. Я только порадовался, что в большинстве профессий нет таких возрастных ограничений, как у фотомоделей.

- Ну и наконец, для полного счастья, - продолжила джинна, - есть еще такая мелкая подробность: как люди к тебе относятся. Большинство мужчин робеют от твоей внешности и ни за что не станут к тебе подходить. Они будут стоять и пялиться, может, немного пофантазируют про себя, но никогда не сделают попытки назначить свидание. Если только они сами не кинозвезды или от природы не наделены совершенно неуязвимым самолюбием, они всегда будут бояться сравнения типа «Красавица и Чудовище». А если все-таки кто-то делает шаг навстречу, то у него в голове обычно уже сложился определенный сценарий... и этот сценарий совершенно не предусматривает, чтобы ты что-то говорила или думала. Им нужна красивая штучка, а если внутри этой блестящей упаковки обнаруживается личность, то они бывают не только удивлены, но даже слегка расстроены.

Она вздохнула и покачала головой.

- Ты уж прости, что я забиваю тебе голову всей этой ерундой, но у меня это любимая мозоль. Даже если забыть обо всем этом, все равно как-то грустно, когда женщины считают, что их внешность - это все, что они могут предложить миру. Лично я уверена, что способна предложить кое-что еще.

Она сделала глубокий вдох, с шумом выдохнула воздух, а потом улыбнулась и, склонив голову набок, посмотрела на меня.

- Хм-м... А если я не буду ничего говорить о карьере фотомодели, а просто скажу, что, по-моему, ты выглядишь фантастически? - осторожно спросил я.

- Тогда я скажу: «Спасибо, сэр, вы очень любезны. Вы и сами смотритесь довольно неплохо».

Она улыбнулась и изобразила легкий реверанс. Я успешно подавил порыв ответить ей поклоном.

Мысли мои при этом вертелись вокруг вопроса, о чем же мы будем говорить дальше, если тема красоты уже исчерпана.

- Слушай, а ты давно знаешь Кальвина? - начала Дафни, решив этот вопрос за меня. - Он о тебе говорил так, будто вы с ним старые приятели.

Тут мы наконец вернулись на твердую почву.

- Вообще-то я купил его на Базаре Девы. Выражаясь точнее, я купил его бутылку. Я имел право потребовать от него только одно желание... впрочем, что я тебе это объясняю? Ты, наверное, знаешь все эти дела гораздо лучше меня. Короче, я о нем ничего так и не знал, пока через пару лет не открыл бутылку.

- Не понимаю, - сказала Дафни, очаровательно хмуря бровки. - Зачем ты покупал его бутылку, если не собирался ее использовать несколько лет?

- Как я купил бутылку, это длинная история, - ответил я, заводя глаза вверх. - А почему я ее так долго не использовал... Понимаешь, я принадлежу к довольно впечатляющей команде магов-практиков... то есть на самом деле я возглавляю эту команду. Мы вполне успешно справляемся с большинством проблем, не прибегая к посторонней помощи.

Ну вот. Немного саморекламы. Получится ли у нас с ней что-нибудь, уверенности у меня не было, но я подумал, что не повредит произвести некоторое впечатление на такую хорошенькую женщину.

- Так, значит, все это время он оставался с тобой? С того момента, как ты купил его бутылку, и до тех пор, пока он не расквитался со своими обязательствами на Извре? А кстати, когда точно это произошло?

Не похоже было, чтобы я произвел на нее заметное впечатление. Она явно больше интересовалась не мной, а Кальвином, что меня несколько огорчило.

- Это было совсем недавно, - сказал я. - Где-то пару недель назад. Конечно, в разных измерениях время течет с разной скоростью... ты должна знать.

- Верно... - задумчиво протянула она. - Скажи-ка, а он не говорил, что отправляется прямо на Джиннджер? Или, например, что собирается по пути еще куда-то заглянуть?

- Погоди-ка, дай я подумаю. Насколько я помню, он ничего такого не говорил. Постой, а он что, не вернулся на Джиннджер? Мне показалось, ты говорила, что это он тебя попросил заглянуть ко мне.

Я был одновременно смущен и обеспокоен. Если Дафни разыскивает Кальвина, то откуда она узнала обо мне? Я не знаком больше ни с кем из джиннов... и ни с кем, кто регулярно бывал бы на Джиннджере.

- Да нет, вернуться-то он вернулся, - пожала она плечами. - Мне только хотелось выяснить...

Раздалось негромкое вам, и в комнате материализовался второй джинн. В нем я сразу узнал Кальвина, о котором мы только что говорили с Дафни. Но с первого же взгляда мне стало ясно, что тут что-то не так.


Глава 13 Содержание Глава 15

Обменяться мнениями о книге Роберта Линна Асприна "Сладостный МИФ, или МИФтерия жизни" из серии "М.И.Ф" можно здесь.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене