Роберт Линн Асприн

Сладостный МИФ, или МИФтерия жизни

Серия МИФ. Книга 10

Глава восемнадцатая

Это так просто, что справится любой ребенок.

Обязательная фраза, содержащаяся в инструкции к любому набору «Сделай сам»

- Бу-бу-бу-бу-бу цветы, бу-бу-бу-бу-бу протокол. Все ясно?

- Угу, - произнес я, глядя в окно.

Когда я соглашался заслушать план организации предстоящего бракосочетания Маши с генералом Плохсекиром, я не отдавал себе отчета, как много времени это займет и насколько сложная предстоит церемония. Впрочем, после нескольких часов обсуждения я понял, что моя роль во всем этом деле будет минимальной, и теперь мне стоило огромного труда сосредоточиться на выслушивании бесчисленных деталей.

- Разумеется, бу-бу-бу-бу-бу...

Я опять отключился.

На ветку перед окном уселась какая-то птица и принялась клевать червячка. Я обнаружил, что откровенно ей завидую. Не то чтобы я был особенно голоден, просто при той жизни, какую я вел последнее время, поедание червячка выглядело заманчивой альтернативой.

- Ты все понял? Скив!

Я рывком вернул себя к действительности и обнаружил, что моя крупноразмерная ученица пристально на меня смотрит. Я явно пропустил что-то, на что предполагалось отвечать.

- М-м-м... Знаешь, Маша, не вполне. Ты не могла бы коротенько мне это повторить, чтобы я был уверен, что все понял правильно?

В мои намерения не входило как-то выделять слово «коротенько», но она все равно его уловила.

- М-м-м... - произнесла она, с подозрением вглядываясь в меня. - Может, стоит сделать перерыв на несколько минут? По-моему, нам всем не помешает немного размяться.

- Как будет тебе угодно, дорогая, - откликнулся генерал, послушно поднимаясь со своего места.

Я не мог не восхищаться его выносливостью... и терпением. Мероприятие, я уверен, было для него таким же скучным, как и для меня, но по его виду я бы никогда этого не сказал.

Я тоже поднялся было с кресла, но тут же рухнул обратно, сраженный внезапным приступом дурноты.

- Эй, Скив! Что с тобой?

Маша вдруг забеспокоилась обо мне гораздо больше, чем минуту назад.

- Все в порядке, - ответил я, пытаясь справиться с туманом в глазах.

- Может, хочешь вина?

- Нет!!! Со мной все в порядке, правда. Я просто плохо спал прошлой ночью.

- Угу. Опять, значит, где-то шлялся, да, шеф?

Обычно мне даже как-то нравилось ее поддразнивание, но сегодня я чувствовал себя слишком усталым для игр.

- Вообще-то я лег очень рано, - сдавленным голосом сказал я. - Просто никак не мог заснуть. Слишком много всего крутится в голове.

Преувеличения тут нет - я почти всю ночь метался и ворочался в постели... как, собственно, и две предыдущие ночи. Я надеялся, что, как только разделаюсь с мучившими меня денежными проблемами, так сразу смогу собраться с мыслями и решить наконец, жениться ли мне на королеве Цикуте. Вместо этого всевозможные соображения и факторы продолжали тесниться у меня в голове, отталкивая друг друга и не давая сосредоточиться ни на одном из них. А выкинуть их из головы совсем я тоже, к сожалению, не мог.

- Угу, - повторила она, пристально вглядываясь в меня.

То, что она видела, ей явно не нравилось. Сдвинув вместе два стула, она уселась рядом со мной и по-матерински положила руку мне на плечо.

- Ну-ка, Скив, давай-ка расскажи Маше все. Что тебя последнее время так грызет?

- Да все эта история насчет того, жениться ли мне на королеве Цикуте, - сказал я. - Никак не могу ни на что решиться. И по-моему, тут не видно четко определенного правильного ответа. Любой вариант имеет массу отрицательных сторон. Что бы я ни сделал, это затронет судьбы множества людей, и я просто цепенею от страха, что сделаю что-то не так. Я этого страшно боюсь и в результате вообще ничего не делаю.

Маша тяжело вздохнула:

- Да уж, Скив, этого я за тебя сделать не смогу. И никто не сможет. Если тебе как-то это поможет, то знай, что мы тебя любим и что твои друзья поддержат любое решение, которое ты примешь. Я понимаю, сейчас тебе нелегко приходится, но мы совершенно уверены, что ты поступишь правильно.

Видимо, это должно было прозвучать ободряюще. Но у меня тут же промелькнула мысль, что вообще-то незачем было мне напоминать, до какой степени все полагаются на то, что я приму правильное решение... в то время как сам я, после многих недель размышлений, не имею даже смутного представления о том, каково будет это правильное решение! Конечно, моя ученица старалась помочь мне единственным известным ей способом, и я совсем не хотел в ответ ее обижать.

- Спасибо, Маша, - произнес я, выдавив из себя улыбку. - Мне уже немного полегчало.

- Гм-м.

Я оглянулся и заметил подошедшего генерала Плохсекира. Он вел себя так тихо, что я совсем забыл о его присутствии, пока он не прочистил горло.

- Ты нас извинишь, дорогая? Я хотел бы поговорить с лордом Скивом.

Какое-то время Маша смотрела то на меня, то на генерала и наконец пожала плечами.

- Конечно, Хью. Видит бог, мне есть чем заняться. А с тобой, шеф, мы еще поговорим.

Генерал затворил за ней дверь и несколько секунд стоял, глядя на меня. Потом подошел и положил обе руки мне на плечи.

- Лорд Скив, - начал он. - Могу ли я просить вашего позволения на короткое время разговаривать и вести себя с вами так, как если бы вы были моим сыном... или служили бы в армии под моим командованием?

- Конечно же, генерал, - ответил я.

Его слова меня тронули.

- Хорошо, - улыбнулся он. - Кругом.

- Простите, что?

- Я сказал «кругом». Лицом в другую сторону, пожалуйста.

В полном недоумении я повернулся к нему спиной и стал ждать.

Вдруг что-то обрушилось на меня сзади, толкнув вперед с такой силой, что я упал на одно колено и едва удержался на руках, чтобы не врезаться носом в пол.

Я испытал шок.

Каким бы невероятным это ни казалось, у меня были все основания полагать, что генерал просто-напросто дал мне пинка под зад!

- Вы мне дали пинка! - сказал я, сам еще в это не веря.

- Совершенно верно, - спокойно откликнулся Плохсекир. - Честно говоря, это давно пора было сделать. Я сначала думал дать вам подзатыльник, но, похоже, последнее время мозги у вас располагаются в другом месте.

Нехотя, но я начинал понимать, что он прав.

- Но почему? - вопросил я.

- А потому, лорд Скив, что при всем почтении к вашему положению и чину, я не без оснований полагаю, что ведете вы себя, как северный конец лошади, движущейся на юг.

Очень ясно сказано. На удивление поэтично для человека военного, но очень ясно.

- А вы не могли бы сказать более определенно? - попросил я со всем достоинством, на которое оказался способен.

- Разумеется, я имею в виду ваш предполагаемый брак с королевой Цикутой, - ответил он. - А точнее, ваши затруднения с принятием решения. Вы довели себя до агонии, в то время как самому поверхностному наблюдателю совершенно ясно, что вы не хотите на ней жениться.

- Но, генерал, тут на карту поставлено кое-что поважнее моих хотений, - устало произнес я.

- Дерьмо собачье, - твердо сказал Плохсекир.

- Что?

- Я сказал «дерьмо собачье», - повторил генерал, - и именно так я и думаю. Единственное, что имеет смысл принимать в расчет, так это то, чего вы сами хотите.

Я обнаружил, что улыбаюсь, несмотря на всю свою подавленность.

- Простите, генерал, но не странно ли слышать это от вас?

- Почему же?

- Вы ведь солдат. Вы всю свою жизнь посвятили тяготам и лишениям воинской службы. Вся армейская система основана на самопожертвовании и самоотверженности, разве не так?

- Может быть, - сказал Плохсекир. - Только вам не приходило в голову, что вся эта самоотверженность - лишь средство для достижения цели? Весь смысл подготовки к сражениям в том, чтобы быть способным защитить или навязать то, что хотите вы, против того, что хочет кто-то другой.

Я выпрямился и застыл.

- Никогда не думал об этом в таком разрезе.

- А только так об этом и надо думать, - твердо сказал генерал. - Я знаю, многие считают, что жизнь солдата - сплошное подчинение. Что солдат - это какой-то безмозглый робот, вынужденный выполнять бессмысленные приказы и прихоти вышестоящих офицеров... и генералов. На самом деле армия должна быть объединена общей целью, иначе она будет не способна к действию. Каждый военный добровольно соглашается выполнять команды вышестоящих, потому что это самый действенный способ достичь общей цели. Солдат, который не знает, чего он хочет и почему сражается, ничего не стоит. Хуже того, он представляет опасность для всех и каждого, кто на него рассчитывает.

Он помолчал и кивнул головой.

- Однако давайте пока рассмотрим это в меньшем масштабе. Представьте себе молодого человека, который тренируется, чтобы те, кто старше и крупнее, не могли его побить. Он поднимает гири, накачивая мускулы, изучает разные боевые искусства, с оружием и без, - в общем, он по многу часов потеет на тренировках с одной лишь мыслью: закалиться настолько, чтобы не приходилось ни перед кем вставать на колени.

Генерал улыбнулся.

- Так что бы вы сказали, если бы тот же самый молодой человек впоследствии позволял любому крутому парню пинать себя из опасения, что тому будет больно, если он даст сдачи?

- Я бы сказал, что он полный идиот.

- Точно, - кивнул Плохсекир. - Вы и есть полный идиот.

- Я?

- Конечно, - произнес генерал в некотором замешательстве. - Вы что, не узнали себя в моем описании?

- Генерал, - устало сказал я. - Я уже несколько дней почти не спал. Простите, если я не успеваю все схватывать с нормальной скоростью, но вам придется мне это разжевать.

- Очень хорошо. Я говорил о молодом человеке, который работает над своей физической формой. Так вот, мой юный друг, вы, вероятно, самый потрясающий человек, кого я знаю.

- Я?

- Без сомнения. Более того, как и молодой человек из моего примера, вы сами сделали себя таким за годы тренировок... Я видел, как вы изменились даже за то время, что вас знаю. При ваших магических способностях, вашем богатстве, не говоря уже о ваших сподвижниках, союзниках и связях, вас никто не может заставить делать что-то, чего вам не хочется. Более того, вы это многократно доказали, противостоя весьма впечатляющим противникам.

Он улыбнулся и с неожиданной мягкостью положил руку мне на плечо.

- А теперь вы мне будете говорить, что должны жениться на Цикуте, даже если вам этого не хочется? Я вам не поверю.

- Но иначе она отречется и мне придется сделаться королем, - с тоской сказал я. - Этого мне хочется еще меньше.

- Так не становитесь королем, - пожал плечами генерал. - Как может кто-то заставить вас делать то или другое, если вы сами добровольно не согласитесь? Насчет себя я знаю, что я бы эту должность точно не принял.

Этот нехитрый анализ дал мне слабую надежду, но я все еще не решался ухватиться за нее.

- Но ведь люди на меня рассчитывают, - возразил я.

- Люди рассчитывают, что вы будете делать то, что правильно с вашей точки зрения, - твердо сказал Плохсекир. - Вы это никак не можете увидеть, но они-то предполагают, что вы будете делать то, что вам хочется. Вам следовало повнимательнее прислушаться к тому, что говорила вам моя невеста. Если вы хотите жениться на королеве Цикуте, они будут поддерживать вас тем, что не станут препятствовать этому или как-то вас огорчать. Неужели вы действительно думаете, что, когда вы твердо выразите желание продолжать работать с ними, они не поддержат вас с тем же или даже большим энтузиазмом? Именно это Маша пыталась сказать, но, похоже, слишком мягко, и вы просто не услышали. Все обращаются с вами деликатно, потому как вы вроде не знаете, чего хотите. Вот они и ходят вокруг вас на цыпочках, чтобы не мешать вам самому во всем разобраться. А вы тем временем мучительно пытаетесь расслышать, чего хотят все остальные, вместо того чтобы расслабиться и принять как должное ваши собственные желания.

Я не мог сдержать улыбки.

- Ну хорошо, генерал, - сказал я, - вас-то если в чем и можно упрекнуть, то уж не в деликатном со мной обращении.

- Я счел, что так будет правильно.

- Да нет, я не жалуюсь, - рассмеялся я. На душе у меня было теперь хорошо, и я не собирался этого скрывать. - Я хотел выразить вам мое восхищение... и благодарность.

Я протянул руку. Он сжал ее в своей, и мы обменялись коротким рукопожатием, знаменующим новую ступень нашей дружбы.

- Я так понимаю, что теперь вы пришли к решению? - спросил Плохсекир, искоса глядя на меня.

- Так точно, - улыбнулся я. - И вы правильно догадываетесь, к какому. Благодарю вас, сэр. Надеюсь, и без слов ясно, что я буду счастлив когда-нибудь, если представится случай, оказать вам такую же услугу.

- Хм-м-м... Пожалуй, если это в ваших силах, проявите побольше внимания к организации бракосочетания, - сказал генерал. - Особенно было бы хорошо, если бы вы нашли способ как-то сократить процедуру разработки планов,

- Я могу сократить сегодняшнее заседание, - ответил я. - Передайте Маше мои извинения, но мне необходимо встретиться с королевой Цикутой. Возможно, мы продолжим заседание завтра.

- Но это никак не сокращает процесс, - помрачнел Плохсекир. - Это его только удлиняет.

- Простите, генерал, - улыбнулся я уже на выходе. - Единственное, что могу вам предложить, это убедить ее сбежать с вами. Я готов подержать вам лестницу.


Глава 17 Содержание Глава 19

Обменяться мнениями о книге Роберта Линна Асприна "Сладостный МИФ, или МИФтерия жизни" из серии "М.И.Ф" можно здесь.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене