Роберт Линн Асприн

Снова Корпорация М.И.Ф., или Нечто оМИФигенное

Серия МИФ. Книга 12

Глава восемнадцатая

А я так рассчитывал на добрый отеческий совет.

И.Христос

- Входи, партнер, - сказал Ааз, подкрепляя жестом руки устное приглашение. - А я уже начал себя спрашивать, когда же ты ко мне заскочишь.

Не ожидая дальнейшего приглашения, я небрежно захлопнул за собой дверь и плюхнулся в единственное в комнате кресло.

- Может, выпьешь что-нибудь? Или ты еще весь в делах?

Я предпринимал попытки немного подсократить выпивку, но в этот момент идея промочить горло показалась мне вполне плодотворной.

- Немного вина было бы в самый раз, - сказал я.

- Сейчас. - И Ааз направился к подносу, на котором он постоянно держал глиняные кувшины с вином и несколько бокалов. - Как там Глип?

- Выздоравливает с потрясающей быстротой. Мазь, которую Маша наложила на рану, действует очень эффективно.

- Я же говорил тебе, что драконы - ребята крепкие, - улыбнулся Ааз, передавая мне бокал с вином. - Они оправляются быстро даже без магической помощи. И звери эти, надо сказать, очень хорошо соображают. Разве я не говорил тебе, что, когда этот урод поднял лук, Глип меня прикрыл? Для этого ему пришлось даже прыгнуть. Приняв на себя стрелу, он, возможно, спас мне жизнь.

- Я этого не знал.

- В таком случае поверь мне на слово, - покачивая головой, продолжил Ааз. - Он действительно это сделал, и я чувствую себя довольно скверно. Понимаешь, с момента его появления я занимался только тем, что всячески поносил его, а он становится передо мной, когда начинается стрельба. Я должен принести ему извинения, но, к сожалению, не знаю, как просить прощения у драконов.

Я сразу вспомнил, что Глип умеет говорить, но обещание есть обещание, и я решил сохранить свое открытие в тайне даже от Ааза.

- Просто выбери время, чтобы сказать ему несколько ласковых слов. Думаю, что интонацию он чувствует, даже не понимая точного смысла слов.

- Ты так думаешь?

- Уверен, - ответил я, потягивая вино. - Я только что навещал его в конюшне и не сомневаюсь, что он понял, что я хотел ему сказать.

- В конюшне, значит? - улыбнулся Ааз. - Я почему-то так и подумал.

- Вот как?

- Да. Ты всегда отправляешься туда, когда чем-то огорчен и хочешь как следует поразмыслить.

Оказывается, мое тайное убежище не такое уж и тайное.

- Да. Я действительно был огорчен, - с вызовом произнес я. - Даже ты должен признать, что на сей раз у меня имелись на то веские причины.

- Не буду спорить, - пожал плечами Ааз. - По правде говоря, я поражен тем, насколько быстро ты смог прийти в себя. Я обратил внимание, что, говоря о своем настроении, ты использовал прошедшее время.

- Как ты сказал, я все хорошенько продумал.

- Могу ли я поинтересоваться, к каким выводам ты пришел? Или это будет с моей стороны нескромностью?

- Что же, - начал я, медленно потягивая вино. - Есть пара вещей, на которые кое-кто обратил мое внимание. Поразмыслив, я решил, что эти люди правы. Во-первых, мне сказали, что я несчастлив, и добавили, что я буду пребывать в этом состоянии до тех пор, пока самостоятельно не решу, что сможет сделать меня счастливым. Это во-вторых. А в-третьих, я довел себя и всех тех, кто меня окружает, до легкого умопомешательства.

- Браво! - воскликнул Ааз, слегка хлопнув в ладоши. - Даже я не смог бы изложить это лучше. Кто тот гений, который ухитрился вложить в тебя эти мысли?

- Генерал Плохсекир, - ответил я, улыбаясь. - Правда, для этого ему пришлось отвесить мне хороший пинок в зад. В самом что ни на есть буквальном смысле.

- Великолепно, - ухмыльнулся Ааз. - Этот педагогический прием следует взять на вооружение. Продолжай.

- Пытаясь во всем разобраться, я твердо усвоил, чего не хочу делать. Я, например, не хотел жениться на королеве Цикуте, и это нежелание само по себе было достаточным основанием для отказа от брака. То же самое справедливо и в отношении управления королевством в случае ее отречения... Что она, между прочим, делать вовсе и не собиралась. Одним словом, я понял, что если я что-то действительно не хочу делать, то делать этого не обязан. Я слишком долго позволял себе действовать под давлением внешних обстоятельств. Реагировал на то, что хотят или ждут от меня другие, вместо того чтобы действовать так, как хочется мне самому.

- И снова не смею спорить, - заметил Ааз. - Продолжай.

- В этом и состоит суть проблемы, - слегка понурившись в кресле, произнес я. - Я никак не могу решить, чем же все-таки хочу заняться... и что может сделать меня счастливым. Поэтому я здесь. Хочу позаимствовать толику твоей легендарной мудрости и получить отеческий совет. Итак, скажи мне, о мудрый Ааз, что мне делать?

Ааз отпил вина из своего бокала, покачал головой и ответил:

- Прости, партнер, но на сей раз я ничем не могу тебе помочь.

Я от изумления вначале заморгал, а затем весь мир перед моим взором обрел багровые тона. Вся накопившаяся во мне бессильная ярость и внутреннее напряжение выплеснулись наружу, и я даже не пытался их обуздать.

- Вот, значит, как?! - завопил я. - Когда я после стольких лет недовольного ворчания и тошнотворных нравоучений прихожу к тебе с жизненно важным вопросом, то слышу в ответ: «Прости, партнер, я не могу тебе помочь»?!

Я поднялся на ноги, со стуком поставил бокал на стол и прошипел:

- Прости за беспокойство!

- Сядь, Скив, - спокойно произнес Ааз. - Нам есть о чем поговорить.

- Поговорим позже, - ледяным тоном ответил я. - А сейчас я остро нуждаюсь в прогулке на свежем воздухе. - И направился к двери.

- Мы поговорим сейчас, - донеслись до меня слова Ааза.

Я продолжал движение к двери, небрежно отмахнувшись от своего так называемого партнера.

- А Я ГОВОРЮ ТЕБЕ, ЧТО МЫ БУДЕМ БЕСЕДОВАТЬ СЕЙЧАС!!!

Подобного тона у Ааза я прежде не слыхивал, и это вынудило меня остановиться.

Я повернул голову и увидел, что он стоит, напрягшись и сжав кулаки. Создавалось впечатление, что он лишь огромным усилием воли удерживает себя от того, чтобы на меня не броситься. Его зеленая чешуя сделалась темно-зеленой, а золотистые глаза в буквальном смысле извергали пламя.

Я смотрел на него, а перед моим мысленным взором мелькали картинки прошлого. Я увидел Ааза в тот момент, когда он предлагает мне стать его учеником. Затем передо мной предстал Ааз, только что узнавший, что я купил Глипа. А этого Ааза сменил Ааз, увидевший, что я после матча в драконий покер притащил домой Живоглота. Словом, передо мной мелькали его образы в те, увы, нередкие моменты, когда я проявлял невежество, что-то делал не так или путался в простейшей магии. Я увидел Ааза и в те секунды, когда он во время Большой игры встал на пути готового растоптать меня гигантского жука, и вспомнил выражение его лица перед тем, как он согласился покинуть Извр, чтобы отправиться со мной на Пент.

По мере того как один образ сменял другой, мой гнев сходил на нет.

- Хорошо, поговорим сейчас, - спокойно сказал я, подошел к креслу и занял прежнее место.

Аазу, чтобы прийти в себя, времени потребовалось больше. Несколько секунд он стоял, тяжело дыша, затем одним глотком осушил свой бокал и снова наполнил его из кувшина.

- Прости, партнер, - сказал он все еще несколько напряженным голосом, - похоже, ты по-прежнему способен пробить мою чешую. А ведь казалось, что за все эти годы я уже привык к твоим выходкам. Я пытался обучать тебя изо всех сил, но порой ты решительно отказывался меня слушать.

- Я слушаю тебя, Ааз, - ответил я.

Он набрал полную грудь воздуха, медленно выдохнул и сел.

- Верно, - сказал он. - Но боюсь, что и на сей раз ты не все уловил. Ведь я же не говорил, что не хочу тебе помочь. Я сказал, что не могу этого сделать. И никто не сможет. Никто не скажет тебе, чего именно ты хочешь и что может сделать тебя счастливым. Ты - единственный, кто способен ответить на этот вопрос. Если кто-то явится к тебе с готовым ответом и если ты этого человека послушаешься, то сразу вернешься к точке, с которой начал... то есть станешь поступать в соответствии с чужим мнением.

В словах Ааза было много смысла. Они проливали свет на те сомнения, что в последнее время преследовали меня.

- Теперь я, кажется, все понял, - кивнул я. - Проблема в том, что легкого ответа здесь быть не может.

Ааз продемонстрировал множество зубов в одной из своих самых лучших улыбок.

- Небольшой совет - это то единственное, что я, партнер, могу для тебя сделать.

- Я это очень ценю, - искренне ответил я.

Он помолчал немного, а затем кивнул, словно соглашаясь с самим собой.

- Тогда слушай. В Поссилтуме мы свои дела практически закончили и вполне могли бы вернуться на Базар. Однако здесь нас удерживает бракосочетание Маши.

Ааз поднял бокал и прикоснулся его краем к моей посудине.

- Так вот, что я хочу тебе предложить. Возьми отпуск сам и отправь на отдых всю команду. В ближайшее время дел у них не будет. Брось всякую работу. Никакого напряжения. Больше того, спрячься где-нибудь от нас всех. Поброди по королевству, пусть даже для этого придется сменить личину. Посиди под деревом на берегу реки. У тебя появится масса времени на размышления, от которых тебя никто не станет отвлекать. Затем - после бракосочетания Маши - мы еще раз потолкуем.

Я задумался. Что касается отпуска, то сам бы я до этого ни за что не дорубил. Но чем больше я об этом размышлял, тем больше мне это нравилось. Какой-то кусок времени на раздумье без гонки и напряжения... Вреда от отдыха определенно не будет, а пользу он принести может. Глядишь, и удастся что-то придумать.

- Прекрасная мысль, Ааз, - сказал я, поднимая в приветственном жесте бокал, - Спасибо. Думаю, попытаться стоит. Если ты возьмешь на себя труд известить остальных, то уже сегодня вечером я уезжаю в отпуск.


Глава 17 Содержание Глава 19

Обсудить роман Роберта Линна Асприна "Снова Корпорация М.И.Ф., или Нечто оМИФигенное" из серии "М.И.Ф" можно на форуме.




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене