Айзек Азимов

Академия

Часть III. Мэры

Глава 1

ЧЕТЫРЕ КОРОЛЕВСТВА - название, данное областям провинции Анакреон, отделившимся от Первой Империи в начале Академической Эры и образовавшим независимые, но недолго просуществовавшие государства. Самым обширным и могущественным из них был Анакреон, площадь которого...

...Безусловно, поворотным моментом в истории Четырех Королевств стало появление необычной социальной прослойки во времена правления Сальвора Гардина...

ГАЛАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

Депутация!

Гардин был о ней предупрежден, но это нисколько не улучшало настроения. Наоборот, ожидание было мучительным. Ион Ли выглядел всерьез озабоченным.

- Я считаю, Гардин, - говорил он, шагая из конца в конец комнаты, - что нам не следует терять время. До следующих выборов им ничего не сделать. Я имею в виду - легально. Таким образом, у нас есть год. А за год их можно в порошок стереть.

Гардин разжал губы:

- Ли, голубчик, вы так ничему и не научились. Я вас сорок лет знаю, а вы так и не овладели тактикой внезапного нападения сзади.

- Я не сторонник таких методов.

- Знаю. Наверное, именно поэтому вы - единственный, кому я доверяю. - Он замолчал и потянулся за сигарой.

- С того дня, Ли, когда нам повезло и мы удачно одолели Энциклопедистов, немало воды утекло. Я старею. Мне уже шестьдесят два. Вы не почувствовали, как быстро пролетели тридцать лет?

Ли фыркнул:

- Мне, между прочим, шестьдесят шесть, а я вовсе не считаю себя стариком.

- Мне бы ваш желудок... - вздохнул Гардин.

Гардин лениво посасывал сигару. Он уже давно перестал мечтать о веганском табаке времен своей молодости. Дни, когда Терминус торговал со всей Галактикой, канули в Лету. Та же участь ожидала и всю Империю. Он думал о том, кто теперь правит Империей, есть ли вообще Император? Вот уже тридцать лет никакой связи, и вся Вселенная для Терминуса замкнулась на нем самом и Четырех Королевствах...

Господи боже - королевства! Когда-то они были префектурами, областями одной-единственной провинции, которая являлась частью сектора из части квадранта, а квадрант - частью громадной Галактической Империи. А теперь, когда Империя утратила власть над отдаленными областями Галактики, эти крошечные скопления планеток стали королевствами - с опереточными королями и вельможами, карточными, бессмысленными войнами, с жизнью на развалинах.

Ли, стоя у окна, заговорил и тем прервал размышления Гардина:

- Вот и они. Надо же - в автомобиле последней марки! Пижоны...

Он пошел к двери, но на полпути обернулся и посмотрел на Гардина. Тот улыбнулся и махнул рукой:

- Не беспокойтесь, Ли. Я распорядился проводить их сюда.

- Сюда? Зачем? Не много ли чести?

- Да неохота устраивать официальную аудиенцию. Я уже стар для всех этих реверансов. Кроме того, небольшая порция лести не повредит, когда имеешь дело с юнцами. Тем более это ни к чему не обязывает.

Он подмигнул Ли и добавил:

- Садитесь, Ли, и поддержите меня морально в разговоре с Сермаком.

- Кстати, о Сермаке, - мрачно вставил Ли. - Он опасен. У него есть сторонники, Гардин, и немало. Не стоит его недооценивать.

- Ну, мне это несвойственно.

- Тогда арестуйте его. Потом можно придумать, за что.

Гардин на это не ответил.

- Они здесь, Ли, - сказал он, глянув на сигнальную лампочку. Нажал кнопку под столом, и двери открылись.

Вошли четверо. Гардин гостеприимно указал на кресла, окружавшие его стол. Вошедшие поклонились и сели, выдерживая паузу. Видимо, ждали, что первым заговорит мэр.

Гардин открыл затейливо украшенную крышку сигарной шкатулки, принадлежавшей когда-то Джорду Фара, члену Совета Попечителей Энциклопедических времен. Шкатулка была сделана на Сантании, но сигары в ней теперь лежали местные. Поочередно, молчаливо и торжественно, члены депутации взяли по сигаре и церемонно закурили. Зеф Сермак сидел вторым справа. Он был самым молодым из четверых и самым интересным на вид: у него были жесткие белесые, аккуратно подстриженные усы и глубоко посаженные выцветшие глаза. Остальные трое Гардина не заинтересовали. Он сосредоточился на Сермаке, который за время со дня своего избрания в Городской Совет успел не один раз перевернуть там все вверх дном. Гардин сказал, обращаясь именно к нему:

- Искренне рад видеть вас, Советник, в особенности - после вашего блестящего выступления в прошлом месяце. Ваша критика внешней политики нашего правительства была просто превосходна.

В глазах Сермака вспыхнули злые искорки.

- Для меня - большая честь, что вы это заметили. Критика могла быть какой угодно. Главное - по делу.

- О да! Ваше мнение - это ваше мнение, несомненно. Ну и потом, вы еще так молоды!

Сермак сухо ответил:

- Молодость - это грех, которому каждый подвержен в определенное время. Вы, между прочим, стали мэром города, когда, были на два года моложе меня.

«Однако сосунок не так-то прост», - подумал Гардин.

- Если я правильно понимаю, - сказал он мягко, - ваше посещение имеет ту же цель - поговорить о внешней политике. Вы выражаете мнение всех спутников или я должен буду выслушать каждого в отдельности?

Молодые люди понимающе переглянулись.

А Сермак торжественно изрек:

- Я говорю от имени народа Терминуса - народа, который наконец имеет своих представителей в насквозь обюрократившейся структуре, именуемой Советом.

- Понятно. Давайте дальше.

- Дело в том, господин мэр, что мы недовольны...

- «Мы» - это, надо понимать, народ?

Сермак зло покосился на Гардина, чувствуя подвох, и холодно ответил:

- Я уверен, что мои взгляды разделяет большинство избирателей Терминуса. Устраивает это вас?

- Ну, это еще надо проверить... Но продолжайте. Итак, вы недовольны...

- Да! Недовольны! Возмущены политикой, которая за тридцать лет сделала Терминус беззащитным перед любым вторжением извне!

- Ясно, продолжайте.

- Благодарю вас, - процедил Сермак. - Поэтому мы формируем новую партию, ее задачей станет защита жизненных интересов населения Терминуса. Мы собираемся выкинуть вас и ваших трепачей из зала заседаний Совета, и очень скоро!

- Если только... Обязательно должно быть что-то вроде «если только...».

- Вовсе не обязательно. Но тем не менее: если только вы немедленно не уйдете в отставку. Я не прошу вас изменить вашу политику, потому что не верю ни единому вашему слову. Ваши обещания ничего не стоят. Единственное, что нас устроит, - немедленная отставка.

- Понял.

Гардин, положив ногу на ногу, откинулся назад и покачивался на стуле.

- Таков ваш ультиматум. Спасибо, что предупредили. Но, видите ли, я откажусь.

- Вы напрасно думаете, что это - предупреждение, господин мэр. Новая партия уже сформирована и начинает официально действовать с завтрашнего дня. Для компромиссов нет ни времени, ни места. Честно говоря, только ваши личные заслуги перед городом заставили нас предложить такой вариант. Я предполагал, что вы его не примете, но, по крайней мере, наша совесть будет чиста. Следующие выборы покажут, что ваша отставка неизбежна.

Он встал. За ним, как по команде, поднялись остальные.

Гардин поднял руку:

- Постойте! Прошу вас задержаться.

Зеф Сермак недовольно опустился в кресло. Лицо Гардина осталось непроницаемым, хотя он с трудом сдержал улыбку.

О чем бы они там ни трепались, а должно было последовать какое-то предложение. Этого предложения он и ждал.

Раскурив погасшую сигару, он спросил:

- А каким именно образом вы хотели бы изменить нашу внешнюю политику? Хотите, чтобы мы немедленно напали на все Четыре Королевства?

- Я этого не предлагаю, господин мэр. Мы требуем вашего отказа от пацифизма. За время своего правления вы только и делали, что оказывали научную и практическую помощь Четырем Королевствам. Вы дали им атомную энергию, вы помогли восстановить атомные электростанции, вы открыли там клиники, химические лаборатории, заводы.

- Какие у вас возражения?

- Это делалось якобы для того, чтобы они не напали на нас. Заигрывая с ними, вы затянули Терминус в омут. В итоге мы теперь отданы на откуп этим варварам.

- Каким же это образом?

- А таким, что вы дали им энергию, оружие, оснастили корабли военного флота! Теперь они несравненно сильнее, чем тридцать лет назад. Их запросы растут, и оружия у них скапливается все больше! А когда они получат новое оружие, то удовлетворят все свои запросы разом - захватят Терминус. Не тем ли обычно кончаются такие игры?

- А что предлагаете вы?

- Немедленно прекратить заигрывания, пока у вас еще есть такая возможность. Направьте все усилия на укрепление мощи Терминуса - и ударьте первым!

Гардин с внутренней неприязнью разглядывал аккуратные белесые усики Сермака. Как уверен в себе... И никаких сомнений, что он действительно выражает мнение значительной части населения...

Взяв себя в руки, Гардин холодно поинтересовался:

- Вы закончили?

- Пока - да.

- В таком случае, если не трудно, прочитайте, что у меня за спиной в рамочке написано. Будьте так добры!

Губы Сермака дрогнули:

- «Насилие - последний козырь дилетантов». Это - девиз для стариков, господин мэр.

- Ну почему же? Я им с успехом пользовался, когда был молод. Вы тогда только родились, но, может быть, в школе вам что-нибудь рассказывали про те времена?

Гардин в упор посмотрел на Сермака и сдержанно продолжил:

- Когда Гэри Селдон основал Академию, единственной целью нашего существования здесь было издание Энциклопедии. Пятьдесят лет мы шли за этим миражом, пока не поняли, куда идем на самом деле. И чуть было не опоздали. Когда связь с центральными областями Империи прервалась, мы оказались научным мирком, замкнутым в единственном городе, не имеющим промышленности, окруженным враждебными новоиспеченными королевствами. Мы были крохотным островком прогресса в пучине варварства и весьма лакомым кусочком.

Анакреон был и остается самым могущественным из Четырех Королевств, поэтому потребовал и получил свое - военные базы на Терминусе. А тогдашние правители города - Энциклопедисты - знали, что это только первый шаг к захвату всей планеты. Вот как обстояли дела, когда я... гм-м-м... возглавил теперешнее правительство. А вы бы как поступили?

Сермак пожал плечами:

- Риторический вопрос. Мне известно, что вы сделали.

- А я все-таки повторю. Мне кажется, что вы не до конца понимаете суть дела. Уже тогда появилось искушение собрать все силы и начать битву. Это было самое простое и с точки зрения самолюбия самое верное. Но, как ни странно, самое глупое. Вы бы, конечно, только так и поступили - вы, со своей доктриной относительно «первого удара». А я вместо этого посетил остальные три королевства и указал им на то, что передача секрета использования атомной энергии в руки Анакреона - самый быстрый путь к харакири. И еще я подсказал им (мягко и ненавязчиво) совершенно очевидный выход. Вот и все. Через месяц после того как анакреонцы высадились на Терминусе, их король получил ультиматум от остальных трех королевств. А еще через семь дней последний анакреонец убрался с Терминуса. А теперь скажите мне, была ли необходимость в применении силы?

Молодой Советник аккуратно погасил сигару.

- Не вижу аналогии. Инсулин приводит диабетика в норму без хирургического вмешательства, а при аппендиците операция необходима. И тут никуда не деться. Когда все другие способы исчерпали себя, что остается, кроме последнего козыря? Вы, только вы, виноваты, что дело дошло до этого!

- Я? Ну да, во всем опять виновата моя политика пацифизма. Похоже, вы так и не вникли. Наши беды не закончились на том, что анакреонцы убрались восвояси. Они только тогда по-настоящему и начались. Четыре Королевства стали нашими врагами - им всем была необходима атомная энергия, и нас не прикончили потому, что каждое из них боялось трех остальных. Мы балансировали на лезвии бритвы, и малейшее движение в ту или другую сторону... Ну, к примеру, вдруг одно из королевств становится сильнее других, вдруг два объединятся - понимаете?

- Естественно. Тогда нужно было начинать всенародную подготовку к войне.

- Совсем наоборот! Тогда настало время начать всенародное предотвращение войны! Я настраивал их друг против друга? Я помогал им всем по очереди. Предлагал им науку, торговлю, образование, медицину. Сделал так, что Терминус стал более привлекательным в качестве источника процветания, чем в качестве военной мишени. И мы продержались тридцать лет.

- Да, но вы окружили эти гуманитарные дары неслыханной таинственностью. Просто-таки новую религию создали! Вы возвысили целую иерархию священников и придумали идиотский ритуал!

Гардин нахмурился:

- Ну и что? Не понимаю, разве это относится к нашему спору? То, о чем вы говорите, было предпринято только после того, как я убедился, что эти дикари хотя бы воспринимают нашу науку. Они считают ее разновидностью волшебства. Проще всего было все так и оставить. Вот так сформировалось священство, и если мы оказываем ему поддержку, то лишь потому, что двигаемся по пути наименьшего сопротивления. Зря вы так за это зацепились.

- Ничего себе - зря! Да ведь священники заведуют атомными станциями!

- Да, но обучили-то их мы! Их знания примитивны, носят исключительно эмпирический характер. Кроме того, они сами свято верят в ту мистику, которая их якобы окружает.

- Ну а если представить, что хотя бы один из них вырвется из тумана мистики? Что помешает ему изучить атомную энергетику такой, какая она есть, а потом выгодно продать этот секрет? Чего это будет стоить королевствам?

- Вероятность слишком мала, Сермак. Вы воспринимаете проблему поверхностно. Самые способные люди с планет Четырех Королевств посылаются в Академию каждый год для религиозного обучения. Лучшие из них остаются здесь для исследовательской работы. Но даже у тех, кто остается, практически отсутствует знание азов ядерной физики. Более того, знания подаются им в извращенном виде. Так вот, если вы думаете, что они способны проникнуть в суть ядерной теории, электроники, проблемы гиперпереноса, мне остается сделать вывод, что у вас несколько чисто поэтическое отношение к науке. На то, чтобы изучить все вышеперечисленное, потребуется не только вся жизнь, но и незаурядный интеллект.

Гардин продолжал говорить, когда Йон Ли резко встал и вышел из комнаты. Вернулся он как раз тогда, когда Гардин завершал тираду. Ли наклонился и что-то шепнул ему на ухо. Тот также ответил ему шепотом и принял из рук Ли металлический цилиндр. Ли сердито глянул на депутацию и отошел к окну.

Гардин вертел в руках цилиндр, с усмешкой глядя на Сермака. Резким движением он открыл его. На стол упала свернутая в трубочку бумага...

- Короче говоря, господа, - заявил Гардин, - правительству кажется, что оно отвечает за свои действия.

Произнося эту фразу, Гардин пробежал глазами бумагу. Лист был испещрен значками сложного кода. В углу карандашом были написаны три слова, раскрывавших содержание письма. Прочитав их, Гардин скомкал бумагу и бросил ее в корзину.

- Сожалею, но наша беседа окончена. Был искренне рад всех вас повидать. Спасибо, что навестили.

Он церемонно попрощался со всеми за руку. Визитеры молча удалились.

Когда за депутацией закрылась дверь, Гардин, не в силах более сдерживаться, расхохотался. Успокоившись, он смущенно взглянул на Ли:

- Ну, как вам этот блеф?

Ли мрачно хмыкнул:

- Думаю, что он-то как раз не блефовал. Вы с ним, как с маленьким, а он возьмет да и победит на следующих выборах, что тогда?

- Что ж, это вполне возможно, если только раньше ничего не произойдет.

- Будьте уверены, Гардин, на этот раз они не промахнутся. Уверяю вас, у Сермака немало сторонников. А что, если он не станет ждать следующих выборов? Были же времена, когда и вы, и я действовали достаточно жестко, невзирая на ваш любимый девиз?

Гардин прищурил глаз.

- Вы что-то пессимистично настроены сегодня, Ли. И совершенно не правы, говоря о жестокости. Наш маленький переворотик обошелся без единой капли крови. Тогда это было необходимо. У Сермака же цели совсем другие. Вы и я, Ли, - не энциклопедисты. Мы понимаем, что к чему. Вот что: натравите-ка ваших людей на этих юнцов, но только очень тонко, как вы умеете.

Ли насмешливо смотрел на Гардина.

- Хорош бы я был, если бы ждал ваших распоряжений! Уже месяц, как за Сермаком и его командой ведется слежка!

Мэр довольно крякнул.

- Первый придумал, да? Ну и славно. Кстати... - Он поднял указательный палец и тихо сказал:

- Посол Верисов возвращается на Терминус. Надеюсь, не насовсем.

- Что в письме? - поинтересовался Ли после небольшой паузы. - Плохо дело?

- Не знаю. Ничего не могу сказать, пока не встречусь с Верисовым. Все может быть. Я же сказал, что до выборов всякое может случиться. Что вы вдруг побледнели?

- Пытаюсь представить, как обернется... Вы хитры, Гардин, и никому не раскрываете карты...

- И ты, Брут... - прошептал Гардин и ехидно осведомился:

- А вы сами не собираетесь в партию Сермака?

Ли не смог сдержать улыбки:

- Угадали. Пойдемте завтракать.


Часть II. Энциклопедисты. Глава 7 Содержание Часть III. Мэры. Глава 2

Поговорить о романе Айзека Азимова "Академия" можно тут.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене