Роберт Линн Асприн

Корпорация М.И.Ф. в действии

Серия МИФ. Книга 9

Глава десятая

Итак, вот мой план!
Р.Бернс

- Тананда? Это ты?

Мое удивление было вызвано не тем, что я не догадался, кто это весь вечер выуживал у меня выпивку... хотя я и не догадался. Скорее я был поражен ее внешностью, которая претерпела существенные изменения с тех пор, как мы расстались в начале этого задания.

Обыкновенно Тананда являет собой эффектную чувиху с впечатляющей гривой зеленых волос. И хотя она никогда не выглядела очень уж утонченной или одетой с иголочки, как это по вкусу большинству ошивающихся в суши-баре чувих, но я достаточно сведущ в женских тайнах, чтобы судить, какого труда Тананде стоили эти ее якобы небрежно развевающиеся на ветру космы. А сохранять такую прическу наверняка еще труднее, чем обычную, не говоря уже о том, чтобы с ней свыкнуться. Все это означает, что Тананда обычно очень привлекательна и заботится о своей внешности.

Однако теперь я лицезрел особу, выглядевшую так, словно она стала жертвой несчастного случая. Волосы на одной стороне головы почти отсутствовали, вместе с соответствующей бровью, а другую сторону ее лица украшал большой синяк, который вроде уже сходил, но все еще выглядел впечатляюще. Профессионально оценивая повреждения такого типа, я мог довольно точно оценить силу удара, потребовавшегося для произведения такого эффекта... он должен был быть ужасающим.

- Извини за этот спектакль, - сказала она, убирая зеркальце личин и поглядев в него напоследок, словно желая еще раз убедиться, все ли на месте, - но задание оказалось тяжелым.

- Что... Что с тобой случилось? - спросил я, обретая наконец голос. - Кто это с тобой сделал?

Разумеется, мы все знали, что с выполнением этого задания могут быть связаны некоторые трудности, но кому понравится такое обращение с прекрасной чувихой?

- Ты поверишь, если я скажу, что это была наша же собственная команда? - быстро сверкнула она зубами в улыбке, хотя я знал, что это больно.

- Как так?

- Волос я лишилась по милости Глипа, - объяснила она. - Полагаю, это был несчастный случай. Должно быть, я оказалась между ним и его ужином или что-то в этом роде. Но все не так страшно, как кажется с виду... или как могло бы быть. Корреш вовремя заметил опасность и уберег меня от самого страшного... вот откуда и взялся синяк, и потому я на него не жалуюсь. Честное слово, видел бы ты, что случилось со стеной позади меня.

- Кстати, коль речь зашла о них, Корреш-то с Глипом где?

В первый раз за время нашего разговора Тананда явно почувствовала себя неуютно.

- Они... э... отправились назад к Большому Джули. На самом-то деле мой братец еще в худшем состоянии, чем я, и я поэтому предпочла не видеть, как он пытается работать с одной рукой на перевязи, и посоветовала ему увести Глипа куда-нибудь, где он не будет путаться под ногами, и остаться на время с ним. Ведь это странно, понимаешь? Я все еще не могу вычислить, с чего это Глип так завелся... но пока мы не сможем с этим разобраться, от него, на мой взгляд, будет здесь больше вреда, чем пользы. Так или иначе, я решила остаться и воспользовалась этой штуковиной для личин. Посмотрим, смогу ли я самостоятельно чем-нибудь помочь делу. Мы столько наломали дров вдвоем, что, думаю, худшее уже позади.

В затылочной части моего мозга что-то крутилось... что-то сказанное Нунцио о его последнем задании и о том, что он нервничает по поводу новой работы с Глипом. Однако я не мог поймать мысль и, видя, как неуютно чувствует себя Тананда, решил не углубляться в эту тему. Но все же я взял на заметку при случае поговорить об этом с Нунцио.

- Похоже, дела шли не слишком хорошо даже до того несчастного случая, - сказал я, хватаясь за ее последнюю реплику.

- Что верно, то верно, - вздохнула Тананда. - Мы пытались разыграть старую сцену... ну, знаешь, когда я клею солдата, а потом Корреш врывается и подымает шум из-за того, что этот парень скомпрометировал его сестру?

- Знаю этот номер, - отозвался я, потому что так оно и есть... хотя сам я ничего подобного не проворачивал и не попадался на эту удочку.

Однако это испытанный временем, классический ход.

- Ну, все вышло не так, как мы надеялись. Большинству здешних солдат приказано держаться подальше от местных женщин, а если мне удавалось разжечь их и заставить забыть о приказе, то власти замечали мои действия и выносили вердикт, что я сама напрашиваюсь на неприятности.

- Вот это да, круто, - посочувствовал я. - Тебе, должно быть, пришлось нелегко... особенно с такими ранами.

Мне по-прежнему не нравилось то, как заживал ее синяк, и, наверное, это угадывалось по моему голосу, потому что Тананда нагнулась вперед и положила ладонь мне на руку.

- Со мной все в порядке, Гвидо, в самом деле... хотя очень мило с твоей стороны, что ты беспокоишься. Я, бывало, выглядела и куда хуже даже, представь себе, после стычки с Коррешем... честное слово.

Учитывая, что ее старший брат тролль, я вполне мог поверить, что Тананда привыкла к небольшим взбучкам при семейных ссорах. Однако теперь мои мысли обременяло кое-что еще.

Видите ли, прикосновение Тананды, когда она положила ладонь мне на руку, было очень мягким и теплым, и оно снова навело меня на мысль о той первоначальной причине уединения в этой комнате. Как я уже говорил, давно мне не приходилось общаться с чувихой вот так, в интимной обстановке... Но Тананда все-таки деловой партнер, и позволять себе интимные отношения с коллегой более чем неблагоразумно. Кроме того, она никогда не выказывала ко мне никакого особого интереса, помимо дружеского... или, возможно, даже родственного участия. Но все равно мне было очень приятно ощутить женское прикосновение...

- М-гм-м... Ладно. Как скажешь, - произнес я, слегка отодвигаясь, чтобы прервать физический контакт. - Нас самих только что сюда распределили, и поэтому нам пока не представилось случая многое сделать. Может, следует, подумать, как нам с тобой работать в одном районе, не мешая друг другу.

- Не глупи, Гвидо. Раз уж вы здесь, мы можем работать все вместе!

- Как-как?

- Сам подумай, - рассуждала она, вся пружинистая от нетерпения. - Мне очень нелегко за короткое время найти солдат, которые бы клюнули на приманку, но вы же как раз и есть солдаты, так что это облегчит обе наши задачи. Если мы станем вести свою игру, то сможем направлять ход дела именно так, как нам хочется.

Я изо всех сил старался игнорировать ее пружинистость, пока пытался придумать вескую причину не согласиться с ее предложением. У меня почему-то не было уверенности, что мои актерские способности позволят мне натурально изобразить этакого развязного детину перед Танандой... но еще меньше энтузиазма у меня вызвала мысль дать сыграть эту роль Нунцио.

- Не знаю, Тананда, - неохотно ответил я. - Я не так уж уверен, что это удачная мысль. То есть один-то раз мы сумеем это провернуть... но если преуспеем в своей комедии, то в итоге окажемся с Нунцио на губе и надолго выйдем из игры.

- Да ну? - вскинула она бровь, глядя на меня. - И что же, по-твоему, тут такого?

- М-гм-м... - мычал я, вспоминая, что, к несчастью, на Пятую поправку мне рассчитывать не придется1.

- Не важно, Гвидо, - усмехнулась она. - Но вот что я тебе скажу. Если ты беспокоишься за себя, то просто наведи меня на одного из своих армейских приятелей. Ты прослужил достаточно долго, чтобы неплохо себе представлять, кого мы сможем обвести вокруг пальца.

Я обнаружил, что эта идея тоже не привела меня в восторг - во-первых, потому, что сыграть такую штуку с любым из нашей с Нунцио команды, ставшей нам близкой в последние несколько недель, мягко говоря, непорядочно, а во-вторых, потому, что мне противна одна мысль о ком-то, лапающем Тананду. И все же мне приходилось считаться с истиной, что для приготовления яичницы придется разбить яйца. В общем, Тананда права, провернуть операцию будет легче и быстрее, если мы подстроим все сами.

- Ладно, Тананда, - согласился я. - Попробуем действовать таким способом.

- С тобой все в порядке, Гвидо? - озабоченно приглядывалась она ко мне. - Ты кажешься немного вялым.

- Со мной все отлично. Хотя если честно, Тананда, это задание мне не по душе.

- Ну, выше голову! Возможно, дело пока шло туго, но, работая вместе, мы должны суметь добиться успеха. Вот что я тебе скажу: найди Нунцио и растолкуй ему, что мы затеяли. А потом мы снова встретимся здесь и попытаемся... скажем, завтра вечером?

- Разумеется, почему бы и нет?

- А пока, - сказала она, снова открывая зеркальце личин и возясь с дисками, - спустимся вниз, и я поставлю тебе рюмочку-другую.

С минуту это казалось хорошей идеей. Затем я вспомнил про Фрумпеля.

- Думаю, нам лучше повременить с этим, Тананда. Мы не должны слишком часто показываться здесь вместе.

- Что ты имеешь в виду?

- Мы ошиваемся здесь, потому что обнаружили, что хозяин тут девол. Беда в том, что он, похоже, знает босса и имеет на него зуб. Правда, пока еще он не догадывается о нашей с ним связи, но если заподозрит...

- Девол?

- Да. И говорит, что его зовут Фрумпелем.

- Фрумпель? Так, значит, он опять объявился?

- Ты его знаешь?

- Разумеется, Он стакнулся с Иштваном и выступал против нас, еще когда я впервые повстречала Скива... и ты прав, если он что-то заподозрит, чары личины не помешают ему меня вычислить.

- Может, нам лучше выждать и пока попробовать провернуть свой гамбит где-нибудь в другом месте, - предложил я, пытаясь не дать надежде вкрасться в мой голос.

- Нет нужды, - усмехнулась Тананда. - Покуда он не улавливает связи между нами, мы должны суметь провернуть дело. Завтра вечером. И убьем одним выстрелом двух зайцев. К тому же я не прочь подложить по ходу дела небольшую свинью Фрумпелю - судя по всему, его заведение будет в эпицентре, когда начнется фейерверк. К тому времени, когда он сообразит что к чему, мы уже исчезнем.

- Грандиозно! - воскликнул я с деланным энтузиазмом. - Значит, все решено. Спускайся вниз и уходи первая. Я здесь немножко задержусь и дам тебе фору.

Как только она исчезла, я принялся разбираться в своих опасениях насчет хода предстоящей операции. Мне не требовалось много времени, чтобы сообразить, до какой степени я озабочен ее этической стороной.

Вас это удивит, но лично для меня понятия преданности и доверия значат очень и очень многое... поэтому я всегда и восхищался командой Корпорации М.И.Ф., ведь в ней все, я уверен, ценят то же самое.

До тех пор мне удавалось быть преданным и боссу, и Синдикату, так как интересы босса не представляли прямой угрозы интересам Синдиката. Но наша новая затея меня очень тревожила.

Поссорив штатских с военными, я подорву доверие к себе как к представителю армии... но я себя успокаивал тем, что в армию-то я завербовался именно с такой целью, то есть в качестве своего рода шпиона, преданного боссу.

Нунцио убедил меня, что, используя заведение Фрумпеля в качестве полигона для нашего действа, я не нарушаю своего соглашения с ним, поскольку это соглашение ничего такого не предусматривает. Рассуждение это показалось мне довольно шатким, но его удобство я все же оценил.

А как оправдать этот самый последний план? Заставить кого-нибудь в отделении расхлебывать заваренную мной кашу - это ведь не что иное, как предательство. Но Тананда права... это и впрямь наилучший способ гарантировать, что дело пойдет именно так, как нам хочется.

Я долго размышлял над всем этим и наконец нашел ответ. Буду считать это дружеской шуткой. Пусть и сомнительной... ироде как хлопнуть пустым бумажным пакетом за спиной готовящегося взорвать сейф... но если не ставить своей целью искалечить беднягу или засадить его за решетку, то это, в общем, может сойти за шутку.

Теперь оставалось уповать только на чувство юмора нашего избранника... очень хорошее чувство юмора!


1 Пятая поправка к Конституции США входит в Билль о правах и устанавливает, что привлечение к уголовной ответственности за тяжкое преступление (исключая дела военнослужащих) должно осуществляться Большим жюри - расширенной коллегией присяжных. - Примеч. ред.


Глава 9 Содержание Глава 11

Обсуждение романа Роберта Линна Асприна "Корпорация М.И.Ф. в действии" из серии "М.И.Ф" на форуме.




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене