Роберт Линн Асприн

МИФфия невыполнима

Серия МИФ. Книга 11

Глава тринадцатая

Не всегда и не на все можно держать пари.
М.Джаггер

Хозяин провел нас с лужайки в то, что, вне всяких сомнений, было его домом.

- Прошу прощения за беспорядок, - сказал незнакомец и принялся собирать разбросанные повсюду книги, блокноты и тарелки.

Тарелки он поспешил сунуть в мойку. Нам пока оставалось только наблюдать за его действиями.

- Меня зовут Харольд. Извините, что не могу предложить вам стулья.

Выглядел он действительно как типичный Харольд.

Это имя очень шло ему, как и всем остальным парням, которых мы встречали в закусочных на Коро-Вау. Харольд притащил кухонный табурет, сел на него и жестом пригласил нас занять единственный стул и шезлонг.

Мне стало ясно, что он никогда не принимал гостей, способных сидеть. Мы же были настолько потрясены, что наши реакции едва ли возможно было описать словами. В том, что моя реакция не поддавалась описанию, я был абсолютно уверен.

Я строил разные предположения, что может находиться в Комнате сокровищ, но о том, что мы встретим какого-то парня по имени Харольд, я уж точно не думал.

Да и как могла мне прийти в голову мысль, что карту нам подсунул жаждущий какого-то мистического спасения человек?

Гленда приняла его предложение и, тяжело вздохнув, с трудом опустилась в шезлонг.

- Неужели вас прошлой ночью схватили? - тревожно глядя на нее, спросил Харольд.

- Да, - ответила Гленда.

Харольд, похоже, искренне огорчился.

- Весьма сожалею, - произнес он. - Вам очень повезло, что вы сумели пережить ночь.

- Мы видели комнату, заваленную менее удачливыми людьми, - сказал Ааз.

Мне показалось, что бедняга Харольд вот-вот хлопнется в обморок.

- Это я во всем виноват, - пролепетал он, заламывая руки и тряся головой. - Это моя вина.

- Ладно-ладно, - успокоительно произнес Ааз. - Не могли бы вы объяснить нам, что здесь происходит?

- Лучше всего начать с самого начала, - вставил я, прислонясь к кухонной стойке.

С того места, где я стоял, были видны боковая стена комнаты и два окна высотой в пару этажей. На долину за окнами уже опустилась тень, но солнце еще стояло над вершинами гор, и его лучи по-прежнему играли на зеленой траве.

Если это и была тюрьма, то такой милой камеры мне видеть не приходилось.

- Еще раз прошу меня извинить, - кивнул Харольд. - Я настолько потрясен вашим появлением и тем, что карта сработала, что совсем забыл о правилах хорошего тона.

- Итак, с самого начала, - напомнил Ааз.

- И, умоляю, во всех подробностях, - сказала Танда. - Сейчас перед вами находятся четыре человека, которые вообще перестали понимать что-либо.

- Хорошо, - ответил Харольд и снова кивнул, да так, что мне показалось, будто его голова сидит на пружинке. Он взглянул в окно и глубоко вздохнул: - Рассказ будет долгим, а в нашем распоряжении не более получаса. Мне придется продолжить повествование завтра утром.

- Мы не возражаем, - сказал Ааз и, чтобы окончательно успокоить Харольда, растянул свою чешуйчатую физиономию в обворожительной улыбке. - Начинайте, а завтра продолжим.

Харольд принялся кивать как заведенный. Его голова ходила вверх-вниз с такой скоростью, что у парня обязательно должна была заболеть шея.

- Итак, вы находитесь в здании, которое много столетий назад именовалось Замком графа Жвачника.

Я был не единственный, кто, услыхав эти слова, фыркнул. Танда, как мне показалось, тоже захихикала. Что касается Ааза, то он, пытаясь сдержать смех, принялся трясти головой. Глядя на своего наставника, я громко расхохотался. Но Харольд, по счастью, был так увлечен поиском нужных слов, что ничего не заметил.

- Как следует из исторических хроник, особи типа Жвачника и наш народ долгое время существовали бок о бок в состоянии неустойчивого равновесия, - продолжил Харольд, набирая темп. - Они пили нашу кровь, а мы их убивали, когда находили. Все было сбалансировано. Легенда гласит, что Жвачник - древний и многоопытный вампир - явился на это место и захватил его. Он поработил Доннер-Веттер и соорудил замок.

Харольд помахал руками - видимо, для того, чтобы мы сообразили, в каком замке находимся.

- Затем граф Жвачник повел своих сатрапов на людей, используя ту магическую силу, которую излучает замок. За несколько столетий ему удалось захватить всю планету и поставить людской род на грань полного уничтожения.

Харольд посмотрел в окно. Солнце уже цеплялось за вершины гор. Близился закат.

- Помимо людей, подручные графа Жвачника смели с лица планеты всех теплокровных животных, и сделали они это, как вы понимаете, в своем обычном кровожадном ключе. И вот настал момент, когда им стало не хватать крови.

Только сейчас я сообразил, что мы действительно не видели на Коро-Вау никаких животных, кроме коров и лошадей. Ни собак, ни свиней, ни оленей. Здесь водились лишь коровы, лошади и люди.

- Позвольте задать один маленький вопрос, - попросил я, и Харольд согласно кивнул, не отрывая глаз от окна. - Вы сказали, что пособники Жвачника в то время еще не были коровами, а были людьми, но с вампирскими замашками?

- Да, - ответил Харольд. - Старинные легенды гласят, что вампиры когда-то, в далекой древности, произошли от нас, но точно никто этого не знает.

- В других измерениях это было именно так, и вряд ли Коро-Вау явилось в этом отношении исключением.

- О других измерениях я тоже слышал, - согласился Харольд.

- Итак, что же произошло дальше? - спросил я.

- Граф Жвачник, который вовсе не был глупцом, понял, что надо принимать какие-то меры, иначе простые люди исчезнут с лица планеты. А к этому времени люди остались единственной пищей вампиров.

- Разумно, - согласилась Танда. - Отсутствие пищи означает неизбежную гибель.

- Именно, - сказал Харольд. - Поэтому Жвачник заключил договор с остатками людей о том, что вампиры будут питаться ими лишь в полнолуния, а на все остальное время оставят их в покое.

- И ваши люди согласились? - спросила Гленда изумленно, что полностью отражало и мое состояние.

- Боюсь, что у моих предков не было выбора, - ответил Харольд. - Используя могущественные магические силы этой земли, граф Жвачник наложил заклятие на людей, а затем, прибегнув к еще более мощному заклинанию, превратил всех своих адептов в коров.

- Так почему ваш народ не истребил их всех, пока они находились в коровьей ипостаси? - спросил Ааз. - Ведь это так просто.

- Только на первый взгляд, - сказал Харольд. - Забить жвачных было бы несложно, если бы не заклинание, не позволяющее нам так поступить. Это колдовство ничего не позволяет нам делать, кроме как готовить себя к столпотворению. И вот уже в течение многих столетий мы в полнолуние толпой выходим на съедение. - Печально покачав головой, Харольд продолжил: - Люди Жвачника превратились в благопристойных коров, которые лишь в полнолуние становятся вампирами, чтобы устраивать оргии и пить нашу кровь. Что касается нас, то мы превратились в пищевой продукт для своих парнокопытных хозяев. Ни на какие великие (впрочем, как и малые) дела мы не способны. Мы сумели выжить - и все.

Харольд посмотрел в окно. Солнце уже было готово исчезнуть за вершинами гор.

- Следуйте за мной, и побыстрее, - сказал он, направляясь в сторону ванной.

- В чем дело? - поинтересовалась Танда.

- На ночь я превращусь в корову, а вампиры заполнят замок, чтобы подкрепиться. Если вы не укроетесь в помещении с мощным магическим экраном, они вас найдут и убьют.

Харольд провел нас в ванную комнату, открыл настенный шкафчик, нажал в нем какую-то кнопку и отступил, когда стена за унитазом отошла в сторону.

- Это самое защищенное помещение во всем замке, - сказал он. - Оставайтесь здесь до тех пор, пока я не открою дверь. Ни при каких обстоятельствах отсюда не выходите. Вы меня понимаете?

- Понимаем, - ответил Ааз.

Я первым вошел в закрытое для магии помещение. Гленда и Танда последовали за мной. Ааз, чуть задержавшись, перекинулся парой слов с Харольдом и вошел следом за нами.

За ванной комнатой оказался вырубленный в скале зал. Камень стен был весь пронизан золотыми прожилками. В зале было тепло, а золото стен слегка светилось, создавая приятный полумрак. Все помещение было заполнено древними манускриптами и свитками, антикварными столами, креслами и прочими предметами мебели. Такого количества старья в одном месте я никогда раньше не видел. Когда мы все оказались в комнате, Харольд, не говоря ни слова, задвинул панель.

- Даже доброй ночи не пожелал, - буркнула Танда, а Гленда молча направилась к стоявшей у стены антикварной кровати.

- Я вздремну, если не возражаете. - Она улеглась на древнее ложе и смежила веки.

- Отличная мысль, - произнес Ааз, взглянул на меня, извлек на свет добытый им шнур с золотой нитью и приложил палец к губам, призывая всех нас хранить тишину. Взяв одеяло с другой античной кровати, он подошел к Гленде: - Позволь мне тебя укрыть. Ночью здесь может быть прохладно.

- Спасибо, - сонно пробормотала Гленда.

Ааз склонился над ней и знаком пригласил Танду и меня подойти ближе. Я понятия не имел, что задумал мой наставник.

Ааз укрыл Гленду одеялом и мгновенно набросил на нее шнур. Это было сделано настолько ловко, что Гленда ничего не почувствовала. Он опять же знаком велел мне достать свободный конец шнура, который свалился на пол за кроватью. Я встал на колени и сделал так, как он приказал. Ааз сделал вид, что заправляет под ней одеяло. Затем он одним движением затянул шнур, связал концы в узел и отступил от кровати. Мы с Тандой сделали то же самое.

Я не понимал, как всего один виток шнурка сможет удержать Гленду. Более того, я не имел ни малейшего представления, зачем нужны эти сложные манипуляции.

Но Ааз явно знал нечто такое, что мне было неведомо, и в этом не было ничего удивительного.

Гленда начала двигаться взад-вперед, взад-вперед, пытаясь освободиться от уз, но золотой шнур, удерживающий ее, даже не натянулся сильнее. Она открыла глаза, и такого ужаса во взгляде мне никогда еще видеть не приходилось.

- Что происходит? - прошептал я.

Ааз знаком приказал мне молчать, а Гленда открыла рот в беззвучном крике. Ее спина изогнулась дугой и в такой необычной позе девица пробыла не меньше минуты. Это была самая долгая минута в моей жизни.

Я не мог оторвать от нее глаз, ужас на ее лице потряс меня. Но вот эта бесконечная минута прошла, и все закончилось. Гленда плюхнулась на спину, закрыла глаза и захрапела. Ааз махнул мне рукой, и мы двинулись через комнату, лавируя между книгами, рукописями и древней рухлядью.

- Ну и что же произошло? - спросила Танда за мгновение до меня.

- Харольд дал мне шнур, который не позволил ей стать вампиром, - ответил Ааз. - Прошлой ночью они оставили ее в живых только потому, что она им очень понравилась.

- Так вот почему тела Гленды не оказалось в морге среди остальных покойников, - сказал я.

- Именно. Они хотели превратить ее в вампира. Сделать своей.

- Так, значит, теперь она не станет вампиром? - спросил я, оглядываясь на кровать, на которой храпела Гленда.

- Кто знает, - пожал плечами Ааз. - Шнурок мы, во всяком случае, снимем только утром.

- А как, насчет следующих двух ночей? - поинтересовалась Танда.

- Посмотрим, - засмеялся Ааз.

Будь моя воля, я не снимал бы с нее веревки целый месяц. Что касается Гленды, мой девиз был предельно прост: «Лучше сейчас перестараться, чем потом сожалеть». Врагу своему не пожелал бы провести ночь среди обломков древней культуры, со страхом ожидая, что вот-вот твою кровь высосут ставшие вампирами коровы.

Помещение, в котором мы оказались, было довольно обширным и имело потолок в виде купола. Повсюду стояли стеллажи с древними манускриптами, перемежающиеся грудами антикварной мебели. В отличие от Ааза и Танды я не был книжным червем, интересующимся всякими допотопными писаниями. Все эти манускрипты и свитки были покрыты пылью, и их было противно взять в руки. Потеребив пару ветхих книг, похожих на поваренные, и решив, что готовиться в кулинары не буду, я отправился в другое крыло зала, где нашел прелестную древнюю кроватку. Почти очистив ее от пыли, я огляделся и завалился спать.

Сон не приходил. Танда и Ааз о чем-то шептались, а я сам был слишком возбужден дневными событиями, чтобы уснуть. Перед моим мысленным взором бесконечной чередой проходили коровы, вампиры и заваленные трупами столы в морге. Поняв, что уснуть не удастся, я повернулся на спину и принялся пялиться в потолок.

Так я мучился примерно час, то закрывая глаза в безуспешных попытках уснуть, то открывая снова. Открыв в очередной раз глаза, я вдруг понял, что смотрю на нечто весьма любопытное. На гладком каменном потолке я обнаружил очень древний рисунок. Покрытый пылью веков, он был почти невидим в неярком свечении позолоченных стен.

Но рисунок там точно был, и чем дольше я в него вглядывался, тем лучше осознавал, что в комнате нет ничего более важного, чем этот рисунок кисти древнего художника.

Это был план замка. Но на плане замок был изображен не в его теперешнем виде, а таким, каким он был во времена графа Жвачника. Я напряг зрение и разглядел довольно четкие очертания строения. Я нашел жилище Харольда, которое в свое время было личными покоями графа Жвачника. Помещение, в котором мы находились, когда-то служило библиотекой, а комната с коровьими черепами значилась под названием «Королевское хранилище».

Но наибольший интерес для нас представлял коридор, ведущий из «библиотеки» вниз, в глубину горы, туда, где находился энергетический центр замка. Центр был укрыт огромным куполом, что я тоже посчитал весьма интересным.

Примерно через час я уже хорошо запомнил расположение главных пунктов на плане, включая потайные выходы из замка. Оставалось надеяться, что коровам-вампирам об этой древней карте ничего не известно.

Я поднялся с антикварной кровати и подошел к антикварному столу, за которым потели над антикварными манускриптами Ааз и Танда.

Обвязанная золотым шнуром Гленда тихо посапывала на своем ложе.

- Хорошо вздремнул? - поинтересовался Ааз.

- Не столько хорошо, сколько продуктивно, - ответил я.

Он удивленно посмотрел на меня и, показав на лежащую перед ним книгу, сказал:

- Здесь сказано, что район около замка является центром эманации магической энергии всего измерения. До появления Жвачника этот регион являлся курортом, куда слетались демоны из всех измерений, чтобы насытиться волшебной силой и омолодиться.

- Мощная штука, - заметил я.

- Ничего подобного я раньше не встречал, - ответил Ааз.

- А в этой книге говорится, что битва между вампирами и обычными людьми продолжалась более двух сотен лет, и в результате погибли почти все люди и почти вся нежить, - сказала Танда, ласково поглаживая лежащий перед ней манускрипт. - Это одна из последних книг, поступивших в библиотеку перед Исходом.

- Исходом? - переспросил я.

- Именно, - ответил Ааз. - Как мы поняли, после компромисса, к которому пришли воюющие стороны (одну сторону он спас от полного уничтожения, а другую - от голодной смерти), граф Жвачник и его вампиры покинули этот регион и замок, установив вокруг него защитный экран, чтобы никто не мог воспользоваться источником магической энергии.

- Создается впечатление, что граф не доверял даже своим самым близким соратникам, - добавила Танда.

- И что же случилось с этим графом? - спросил я.

- Кто знает? - пожал плечами Ааз. - Возможно, Харольд расскажет нам утром о его судьбе.

- Но до этого я хочу вам кое-что показать. - Я пригласил вслед за мной пройти к античной кровати.

- Почему ты решил, что я хочу спать? - возмутился Ааз.

- Поверь мне и ни о чем не спрашивай, - сказал я и, указав на предмет мебели, стоящий футах в десяти от нас, распорядился: - А теперь передвиньте эту кушетку сюда и ложитесь рядом. Но только на спину, - добавил я и улегся на кровать, которую только что покинул.

Ни один из них и ухом не повел.

- Неужели вы не можете мне поверить хотя бы на пять секунд? - обиделся я.

Ааз фыркнул и улегся на край кушетки, оставив место для Танды.

- Что вы там видите? - спросил я, показывая вверх.

- Ничего, кроме темного потолка и пыли, - произнесла Танда.

- А я вижу, что даром теряю время, - буркнул Ааз. - В книгах масса сведений, которые нам просто необ...

И в этот момент в древней библиотеке вдруг воцарилась полная тишина.

- Интересно, не правда ли? - сказал я.

- Что это? - спросила Танда. - Прекрати играть с нами в угадайку и скажи прямо - что это такое!

Я теперь видел карту совершенно ясно, так, словно она была напечатана на листке белого пергамента.

- Это - рисунок, - сказал я, указывая на наиболее четкие линии справа от Танды.

- Карта! - воскликнул Ааз.

- Именно! - подхватил я. - И если вы ее хорошенько изучите, то увидите, где мы сейчас находимся.

- Великие небеса! - пробормотала Танда, увидев над собой план замка.

- Минут через пять рисунок станет для вас еще яснее, - сказал я. - Взгляните на то, что справа от библиотеки, в которой мы сейчас находимся.

Я замолчал, предоставляя им возможность самостоятельно разобраться в схеме, которую я изучал уже не один час.

- Похоже, что там какой-то коридор, - наконец произнес Ааз.

- Где? - спросила Танда.

- Рядом с комнатой, которая именуется «Личной библиотекой». На противоположной стороне от «Королевских покоев», - сказал я.

- Коридор ведет вниз, - сказал Ааз.

- В центр магической энергии, - пояснил я. - Вы представляете, что случится, если окунуться в этот поток силы?

- Случится нечто такое, ученик, что ты себе и представить не можешь, - ответил Ааз.

- Верно, - согласилась Танда, снова обратив взор к потолку, - но спуститься туда сможет только Скив.

- Знаю, - буркнул Ааз, продолжая изучать план замка.

- Что вы хотите этим сказать? - спросил я.

Перспектива тащиться в одиночестве по коридору, ведущему в центр магической силы, мне не очень-то нравилась.

- Я потерял свою волшебную силу, - со вздохом произнес Ааз. - Танда же не волшебница, а всего-навсего убийца. Гленде мы доверять не можем. Так что остаешься ты, ученик. Из всех нас лишь ты один можешь сойти вниз в гору.

Я посмотрел на план и проследил взглядом весь коридор, ведущий в глубину холма к центру невообразимой мощи. Перспектива быть высосанным до смерти коровой-вампиром теперь казалась мне не такой уж и плохой. В ней по крайней мере не было никаких неясностей.


Глава 12 Содержание Глава 14

Поболтать о книге Роберта Линна Асприна "МИФфия невыполнима" из серии "М.И.Ф" на форуме.




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене