Роберт Линн Асприн

МИФфия невыполнима

Серия МИФ. Книга 11

Глава четырнадцатая

Настало время смотреть вверх.
Микеланджело

Остаток ночи тянулся крайне медленно.

Ааз и Танда лежали бок о бок на кушетке, пялясь в потолок и рассуждая о том, как можно выбраться из замка.

Ааз, узнав, что никакой золотой коровы не существует, а наша волшебная карта была лишь трюком, призванным спасти Харольда, полностью утратил интерес к этому предприятию и мечтал лишь о том, как улизнуть отсюда.

Вот уж действительно - лучше поздно, чем никогда.

Когда дверь открылась и в комнату вошел Харольд, Ааз и Танда сидели за столом, а я стоял рядом с ними.

Через дверной проем я увидел, как лучи утреннего солнца заливают бывшие «Королевские покои». Похоже, что мы сумели благополучно пережить еще одну ночь полнолуния в стране коров-вампиров.

Харольд посмотрел на спящую Гленду, которая всю ночь так и оставалась в одном положении.

- Она не пыталась убежать? - спросил он.

- Только в момент захода солнца и всего несколько секунд, - ответил Ааз. - Золотой шнур ее удержал.

- В таком случае она спасена, - сказал Харольд.

- А что эта веревка смогла сделать?- спросил я.

Мне казалось странным, что довольно тонкий шнурок, не способный сдержать и ребенка, не позволил восстать ото сна могучему вампиру.

- Если говорить упрощенно, не вдаваясь в технические подробности, то магия шнура удержала ее от полного превращения в кровососа, - ответил Харольд. - Кроме того, шнур за ночь очистил ее кровь, и она теперь никогда вампиром не станет. Если желаете в этом убедиться, взгляните на ее шею.

Я подошел к слегка похрапывающей Гленде. Слюна, вытекшая во сне у нее изо рта, оставила на одеяле большое мокрое пятно. Я легонько повернул ее голову набок, чтобы разглядеть то место, на котором оставались следы зубов вампиров.

Там, где еще вчера шея была красной и воспаленной, остались всего лишь две едва заметные точки.

- Удивительно, - заметил я.

- Согласен, - сказал, подойдя ко мне, Ааз.

- Оставьте шнур на ней, и пусть она еще немного поспит, - произнес Харольд. - За это время ее организм частично восполнит вчерашнюю потерю крови.

Я посмотрел на Гленду. В этот момент мне было ее почти жалко. Почти. Однако вспомнив, как она навсегда бросила меня в чужом мире, я подавил в себе нарождающееся чувство жалости.

- Как вы провели ночь? - спросила у нашего хозяина Танда.

- Как обычно, - пожимая плечами, ответил тот. - Так, как я всегда провожу ночь в полнолуние вот уже много-много лет. Я превратился в корову, щипал траву и спал стоя. Даже вспоминать об этом не хочется.

- Ах вот как? - протянула Танда. - Так вы об этом хотели рассказать нам утром?

- Это всего лишь часть истории, - рассмеялся Харольд и, оглядевшись по сторонам, сказал: - Любопытная комнатка, не так ли?

- Мы почерпнули массу полезных сведений из этих книг, - сказал Ааз, и я обратил внимание на то, что мой наставник ни словом не обмолвился о карте на потолке.

Мне тоже не хотелось о ней говорить.

Интересно, знал ли Харольд о существовании карты?

- Вот и отлично, - улыбнулся Харольд, - это позволит вам лучше понять, что произошло со мной и как мы дошли до жизни такой. Не лучше ли нам пройти на солнечный свет? - закончил он.

- А как быть с ней? - поинтересовался я, показывая на спящую Гленду.

- Она не проснется, пока на ней шнур, - пожал плечами Харольд. - Думаю, что здесь ей будет хорошо.

Возражать мы не стали и прошли вслед за хозяином в главную комнату.

Я был очень рад снова оказаться в светлом помещении. Особенно приятно это было после ночи тревожных раздумий в пыльном и темном зале. Признаться, в прошлом мне приходилось знавать и более приятные вечера.

- Не хотите ли что-нибудь съесть? - спросил Харольд, проходя в кухню.

- Все что угодно, кроме морковного сока, - ответил, улыбнувшись в мою сторону, Ааз.

- Вовсе не смешно, - буркнул я.

Харольд посмотрел на нас и пожал плечами, явно не понимая, о чем мы говорим.

- Я могу приготовить вам сандвич с холодной кониной, сандвич с огурцами или салат из свежих помидоров. Выбирайте. Да, кроме того, у меня есть вода и фруктовые соки.

- Вот это да! - восхитилась Танда. - Вы питаетесь гораздо лучше, чем весь остальной народ.

- Неужели?! - не скрывая изумления, спросил он. - Я так долго находился в этой комнате, что совершенно не знаю, что происходит в мире.

- Оно и к лучшему, - заметил я.- Однако в данный момент мне хотелось бы получить всего лишь стаканчик воды.

Ааз и Танда, тоже ограничившись водой, попросили Харольда побыстрее продолжить рассказ.

- Вы остановились на том месте, когда граф Жвачник и ваш народ пришли к соглашению о том, что на большую часть месяца вампиры станут превращаться в коров, - напомнил Ааз и поинтересовался: - Как этого удалось добиться?

- Вообще-то это сделал я, - ответил Харольд.

- Каким образом? - спросил Ааз, опередив меня на долю секунды.

- Потому что я нашел выход, понял, как улучшить положение моего народа и изменить наш мир в лучшую сторону.

- В таком случае вернемся к истокам, - сказала Танда. - Поведайте нам, как вы пришли к этому пониманию.

- Я познакомился с путешественницей по измерениям по имени Лейла. Когда она здесь появилась, я владел небольшим рестораном и баром неподалеку от замка. Лейла зашла в мое заведение, мы разговорились, она рассказала о жизни в других измерениях и предложила мне стать ее учеником. Ей казалось, что я обладаю очень высоким магическим потенциалом.

Я бросил взгляд на Ааза, но тот не обратил на меня внимания. Ааз ни разу не говорил, что я вообще обладаю каким-нибудь потенциалом, а я не осмеливался его спросить. Если бы я попробовал это сделать, то он сказал бы «нет» и рассмеялся бы мне в лицо. Или просто рассмеялся бы, ничего не сказав.

- Лейла взяла меня в путешествие по измерениям. Она познакомила меня с сотнями различных мест, обучила началам магии... и пала от рук убийцы.

По глазам Харольда я видел, что гибель Лейлы до сих пор причиняет ему душевную боль, хотя это печальное событие, насколько я понимаю, произошло много-много лет назад. Наверное, он ее очень любил.

- После того как ее не стало, я при помощи И-Скакуна вернулся сюда. Магический экран вокруг замка был очень прочен, и ни я, ни другие люди, ни вампиры Жвачника не могли в него проникнуть. Но поскольку я уже был немного знаком с магией, мне удалось снять защиту.

- Неполные знания могут нести с собой серьезную опасность, - заметил Ааз, глядя на меня.

Настала моя очередь не обращать на него внимания.

- Несомненно, - согласился Харольд и продолжил: - Я обосновался в этом помещении, обнаружил комнату, в которой вы провели ночь, и начал выяснять, что произошло с людьми. И чем больше я читал, тем более приходил к убеждению, что моя жизненная миссия состоит в спасении человечества и полном уничтожении вампиров.

- Иными словами, - вмешалась Танда, - вы снова развязали войну.

- Строго говоря, именно это я и сделал, - ответил Харольд.

- Ну и что же случилось? Почему вы не преуспели в своих благородных начинаниях? - поинтересовался Ааз.

- Потому что вернулся граф Жвачник.

- Что?! - изумился я. - Как?! Ведь ему к этому времени было много тысяч лет от роду.

- Да, это так, - ответил Харольд.

- Когда ты наконец поймешь, мой туповатый ученик, что могущественные вампиры, так же как и могущественные маги, живут много тысячелетий? - сурово глядя на меня, спросил Ааз.

- Ладно-ладно, - сказал я. - Продолжайте рассказ.

- По правде говоря, я в то время тоже не подозревал, что граф Жвачник еще жив, - сказал Харольд. - Поскольку я освободился от действия заклятия, не позволяющего выступать против коров, я начал собирать силы сопротивления. В конце концов мне удалось сколотить отряд, я снял с них заклятие, и мы приступили к планированию военных действий. Когда численность отряда достигла пятидесяти человек и мы все обучились кавалерийскому делу, начался отлов коров и их истребление.

Мы все промолчали, а Харольд продолжил:

- Битва велась успешно, мое войско возрастало, и все больше коров-вампиров гибло от наших рук. С каждым принесенным в замок черепом убитой коровы мы становились все сильнее и сильнее. Это было прекрасное время.

Последние слова были произнесены таким тоном, что Харольд сразу показался мне старцем, вспоминающим давно ушедшие молодые годы.

- И когда же появился граф Жвачник?

- Примерно через пять месяцев после начала военной кампании. Он явился сюда в сопровождении своих самых могущественных вампиров-подручных, и нелюди практически без боя уничтожили все мое войско.

- Держу пари, что вы догадались воздвигнуть вокруг своих воинов защитный экран, - сказал Ааз.

- Да, я сделал это, - ответил Харольд. - Я был так уверен в надежности защиты, что даже не выставил часовых.

- Думаю, это бы вам не помогло, - молвил Ааз.

Танда понимающе кивнула, а я так и не понял, что они этим хотели сказать.

- Граф Жвачник, само собой разумеется, пребывал в ярости. Он заключил меня в этом помещении и наложил на меня заклятие. С тех пор каждый месяц в полнолуние, когда он и его вампиры питаются людьми, я превращаюсь в корову и щиплю траву.

- И когда же это началось? - участливо спросил я.

- Точно не знаю, - ответил Харольд, - у меня не было никакого желания следить за временем.

- И с тех пор Жвачник и его вампиры убивают людей? - поинтересовался Ааз.

- Строго говоря, нет, - ответил Харольд. - Убийства начались несколько лет назад, после того, как Жвачник погиб от руки своего главного подручного по имени Убальд.

- И этот Убальд отказался поддерживать демографический баланс? - спросила Танда.

- Эта проблема его нисколько не волновала, - ответил Харольд. - Негодяй сказал, что людей расплодилось очень много и пищи вампирам хватит на столетия.

- Но он почему-то не снял с вампиров коровье проклятие, - сказал я.

- Ни он, ни граф Жвачник этого сделать не могли, - поспешил развеять мои сомнения Харольд. - Убальд, впрочем, до сих пор пытается это сделать. При помощи черепов в соседней комнате он надеется сконцентрировать достаточное количество энергии, чтобы разрушить чары.

- Резонно, - заметил Ааз. - Столь сильное заклинание, продержавшееся так долго, снять почти невозможно, но кое-какие шансы на успех все же есть.

- Времени у него на это предостаточно, - сказал Харольд.

- А как появилась карта? - поинтересовался я.

- Когда граф Жвачник был еще жив, и он, и его подручные обитали довольно далеко от замка. И вот однажды здесь появился картограф. Я попросил его помочь мне бежать, но он ответил, что сделать этого не может.

- Да, он не соврал, - сказал Танда.

- Но почему? - спросил я.

- Картограф ответил, что он не вправе вмешиваться в дела измерений и может использовать свои магические силы только для перемещения в любое место (именно поэтому ему удалось преодолеть защитный экран, поставленный Жвачником), - пояснил Харольд.

- Интересно, - вмешался Ааз, - как вам удалось толкнуть его на ложь о том, что в этом измерении имеется золотая корова, дающая золотое молоко, и отметить это на карте?

- Но карта ничего не говорит о корове с золотым удоем, - со смехом сказал Харольд. - Я и есть та самая корова, к которой карта указывает путь, и я действительно готов дать очень много золота тому, кто меня найдет.

- Весьма разумно, - рассмеялась Танда. - Вы действительно корова (пусть и не все время), а золота у вас более чем достаточно.

Я наслаждался игрой чувств на физиономии моего наставника. Мы расшифровали карту, нашли искомую корову, и теперь нам предстояло получить груду золота. Я почти видел, как у моего наставника текут слюнки. Но получить золото и вывезти его отсюда, сохранив всю кровь в жилах, - две большие разницы, как говорят в одном из измерений.

- Ведь вы извращенец, не так ли? - спросил Харольд, заметив выражение лица моего наставника.

- Изверг! - рявкнул Ааз, продемонстрировав многочисленные зубы.

- Прошу прощения, - продолжил Харольд, - но вы очень любите деньги и золото, не так ли?

Этот вопрос заставил меня и Танду расхохотаться, а Ааз, одарив нас свирепым взглядом, буркнул:

- Естественно.

- Вы заберете отсюда столько золота или других сокровищ, сколько сможете унести, - сказал Харольд. - У нас здесь этого добра тонны и тонны. В этой горе имеются богатейшие золотые жилы. Но за это вы должны помочь мне отсюда бежать.

Скорее на Завихрении №6 засияет солнце, чем Ааз откажется от этого предложения, подумал я. Впрочем, я тоже возражать не стану.

Что касается Харольда, то этот человек-корова был мне чем-то симпатичен. Кроме того, я, как и он, однажды уже потерял своего наставника, а мы - парни из гильдии учеников чародеев - должны поддерживать друг друга.

- Вы знаете, каким образом можно отсюда бежать? - спросила Танда у Харольда, глядя при этом в глаза Ааза, которые уже при одной мысли о будущем богатстве хищно поблескивали.

- Если бы знал, меня здесь давно бы не было, - печально ответил наш хозяин.

Ааз вопросительно взглянул на меня.

- Почему бы и нет? - произнес я, пожимая плечами.

Ааз перевел взгляд на Танду.

- Придется сказать, коль скоро мы так далеко зашли, - со вздохом ответила та.

- Вот и хорошо, - произнес Ааз. - Мы вам поможем.

Я был уверен в том, что мой наставник не имеет понятия о том, как помочь Харольду бежать, но его слова привели нашего хозяина в радостное расположение духа.

Чтобы не упустить ничего важного, мы еще часок потолковали с Харольдом, и к концу беседы я столько узнал о вампире Убальде, что мне даже захотелось хлебнуть морковного сока.

При всей своей низости Убальд отличался крайней вздорностью характера, был почти столь же стар, как граф Жвачник, и крайне отрицательно относился к текущему положению вещей на измерении Коро-Вау. Кроме того, он обожал устраивать вечеринки, которые перерастали в оргии. Если верить Харольду, то к утру последней ночи полнолуния Убальд и его банда настолько упивались кровью, что превращались в стадо едва держащихся на ногах идиотов.

Однако несмотря на то что идиоты едва держались на ногах, они по-прежнему оставались коровами, и людям с золотыми лопатами приходилось затратить много сил, чтобы отыскать крупный рогатый скот в разных углах замка и выгнать скотину на персональные пастбища.

Мысль о том, чтобы зайти в спальню и обнаружить там на кровати двух пьяных коров, была мне глубоко противна. А сегодня как раз была последняя ночь полнолуния. Самая опасная ночь месяца.

Мне не терпелось приступить к делу.

Наконец Ааз решил, что мы наговорились достаточно, и, пройдя в библиотеку, попросил Харольда показать нам книги, в которых говорилось о заклятиях, наложенных на замок, на графа Жвачника, и о тех магических силах, которые заполняли эту округу.

Но прежде всего следовало разбудить Гленду. Храпящую, пускающую слюни Гленду.

Я, честно говоря, оставил бы ее спать еще пару сотен лет или до тех пор, пока она не умрет во сне от голода. Но Харольд и Ааз в отношении нее имели, очевидно, иные планы, и этими планами они со мной поделиться не соизволили,

- Вы уверены, что она полностью излечилась? - спросил я у нашего хозяина.

- Абсолютно убежден, - ответил Харольд, - магический шнур делает все, что надо.

- А не могли бы мы для пущей уверенности связать ее и на эту ночь? - спросил я.

- Свяжем-свяжем, не волнуйся, - рассмеялся Ааз.

Я следил за тем, как он подошел к Гленде, развязал узел и снял с нее золотой шнур, намотав его себе на руку.

Лично я считал, что Гленда вполне заслужила того, чтобы всю оставшуюся жизнь большую часть каждого месяца быть телкой. Поскольку она в любом случае уже была бессердечной кровопийцей, то почему бы ей не побыть некоторое время в шкуре коровы?

Как только Ааз снял веревку, Гленда сразу проснулась. Издав легкий стон, она ухитрилась принять сидячее положение. Ее щеки покрывала смертельная бледность, а глаза затуманились.

- Что случилось? - спросила она.

- Ты отлично проспала всю ночь, - сказал Ааз.

- И при этом храпела, как лошадь, - добавила Танда.

Я хотел спросить, откуда ей известно, что лошади храпят, но сразу же от этой идеи отказался, решив, что сейчас совсем не время вмешиваться в ее личную жизнь.

Гленда пощупала шею, на которой не осталось ни малейших следов вампирьих укусов. Мне показалось, что она немного удивилась, обнаружив, что при прикосновении шея не болит.

Заметив на руке Ааза золотой шнур, она вздрогнула, подняла глаза:

- Неужели я обречена стать вампиром?

- Вы были обречены, - ответил вместо Ааза Харольд. - Именно с этой целью Убальд и его приятели оставили вас в живых.

- Неужели этот шнур - именно тот предмет, за который я его принимаю? - поинтересовалась она, не сводя глаз с моего учителя.

- Этой ночью в целях безопасности тебе придется им перевязаться, - ответил Ааз, не вдаваясь в пояснения. - Я обещал это своему ученику для спокойствия его души.

- Полагаю, что мне следует всех вас поблагодарить, - сказала она, глядя на волшебную веревку.

- Помоги нам выбраться отсюда, и мы в расчете, - ответил Ааз.

- Сделаю все, что в моих силах, - ответила она, - но прежде всего мне хотелось бы получить стакан воды.

- Теперь я окончательно убедился в вашем исцелении, - с радостной улыбкой произнес Харольд. - Воду я вам сейчас принесу.

Я понятия не имел, почему скромное желание выпить стакан воды означало полное исцеление. Мне это казалось даже несколько глупым. Но спрашивать я, как вы понимаете, не стал. Не исключено, что вампиры воду вообще не употребляют, а пьют только кровь.

Когда Харольд удалился в кухню, Гленда подняла на Ааза исполненный ярости взгляд и спросила:

- Почему ты не загнал мне в сердце осиновый кол, когда имел для этого все возможности?

Меня ее вопрос привел в изумление. Неужели эта неблагодарная злится на то, что мой наставник ее не прикончил?

- Я об этом подумывал, - сказал Ааз, показывая на остро заточенный кол, лежащий на антикварном туалетном столике рядом с ложем Гленды.

Я испытал очередное потрясение.

- Однако по здравом размышлении решил, что ты сможешь нам помочь - сделать то, в чем до сих пор не особенно преуспела.

- Ты же знаешь, что мне придется обвязываться до конца моих дней не только каждое полнолуние, но и каждый раз, когда я прыгаю в иное измерение!

- Знаю, - ответил Ааз ледяным тоном.

Такого презрения в голосе этого изверга мне слышать еще не приходилось.

- И если ты нам не поможешь, - продолжал он, - то клянусь: я оставлю тебя в этом измерении, в самой дикой глуши и без спасительного шнура. И большую часть отведенных тебе лет ты проживешь в облике коровы.

Я с восторгом смотрел на своего наставника - таким величественным мне его видеть не доводилось. Величественным и исполненным жаждой мщения. Мне стало ясно, что он знал о Гленде гораздо больше, чем говорил вслух, и заботился о ней только потому, что она могла оказаться нам полезной.

Ааз сложил веревку в сумку и скрестил руки на груди:

- Если хочешь получить на эту ночь шнур и тем самым спастись, то будешь делать все, что нам надо, - и без фокусов. Ясно?

- Да, - ответила она, обжигая демона яростным взглядом.

У меня же, напротив, никакой ясности не было, но я не стал спрашивать, почему все друг на друга так осерчали.


Глава 13 Содержание Глава 15

Поболтать о книге Роберта Линна Асприна "МИФфия невыполнима" из серии "М.И.Ф" на форуме.





Пользователь, раз уж ты добрался до этой строки, ты нашёл тут что-то интересное или полезное для себя. Надеюсь, ты просматривал сайт в браузере Firefox, который один правильно отражает формулы, встречающиеся на страницах. Если тебе понравился контент, помоги сайту материально. Отключи, пожалуйста, блокираторы рекламы и нажми на пару баннеров вверху страницы. Это тебе ничего не будет стоить, увидишь ты только то, что уже искал или ищешь, а сайту ты поможешь оставаться на плаву.



Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru