Роберт Линн Асприн

МИФические личности

Серия МИФ. Книга 5

Глава пятнадцатая

Каждому нужен свой импресарио!
Леди Макбет

- Да где же он? - пробурчал Ааз в сотый раз... за последние пять минут.

Солнце уже давно взошло или по крайней мере настолько взошло, насколько оно вообще способно было подняться в этом измерении. С момента своего прибытия на Лимбо я никогда не видел того, что привык считать настоящим солнечным светом. Я так до конца и не понял, была ли вызвана эта явно преобладавшая днем сильная облачность действием магии или какими-то странными метеоусловиями, но она никак не скрашивала мрачную атмосферу, окутавшую город Блут.

Всей нашей команде не терпелось пуститься в путь, но только Ааз позволял себе выражать свои чувства так часто... и так громко. Конечно, он так много жаловался, возможно, потому, что прочие молчаливо оставляли за ним право шуметь за всех и предпочитали не видеть, как их собственные усилия постоянно отходят на задний план.

- Да не волнуйся ты, партнер, - успокоил его я, стараясь сдерживаться и не сказать ему какой-нибудь резкости из-за собственного нервного нетерпения. - Не так уж много магазинов работает в этом измерении круглые сутки.

- А чего еще ожидать, имея дело с компанией вампиров, - отрезал он. - И все-таки мне не нравится эта затея. Немагические личины кажутся какими-то неестественными.

Я тихо вздохнул про себя, откинулся на спинку кресла и приготовился ждать, забравшись с ногами на сиденье. Спор наш начался еще до того, как Вильгельм отправился за покупками, и я устал вновь и вновь повторять пройденное.

- Будь благоразумным, Ааз, - сменила меня на вахте Тананда. - Ты же знаешь, что мы не можем бродить по улицам в таком виде, особенно ты, ведь тебя ищет половина города. Нам нужны личины, а без приличного источника энергии Скив не может справиться с личинами для нас всех. Кроме того, мы ведь не будем пользоваться механической магией. Мы вообще не будем прибегать к магии.

- Именно это мне все и твердят, - проворчал мой партнер. - Мы просто изменим свою внешность, не прибегая к чарам. На мой взгляд, это кажется похожим на механическую магию. Вы понимаете, что случится с нашей репутацией, если слух об этом дойдет до Базара? Особенно когда большинство конкурентов ищет возможность полить грязью имя Великого Скива? Вспомните, мы уже получаем жалобы, что цены у нас слишком высоки, и если всплывет это дело...

Теперь все стало ясно. Я понял наконец, что грызло Ааза. Мне следовало бы догадаться, что в основе этого беспокойства лежат деньги.

- Но, Ааз, - вмешался я. - Наши гонорары и впрямь чересчур высоки. Я не один месяц твержу тебе об этом. Я хочу сказать, что у нас нет острой нужды в деньгах...

- ...а я тебе не один месяц отвечаю, что это - единственный способ не давать всякой шушере отнимать у тебя время, необходимое для тренировок, - сердито огрызнулся он. - Помни, тебя вроде бы зовут Великий Скив, а не Красный Крест. Ты не занимаешься благотворительностью.

Теперь мы ступили на знакомую почву, оставив в покое личины, - от этого спора я никогда не уставал.

- Я говорю не о благотворительности, - сказал я. - Я говорю о справедливой оплате за оказанные услуги.

- Справедливая оплата? - рассмеялся мой партнер, закатывая глаза. - Ты, наверное, имеешь в виду ту сделку, которую заключил с как-там-его? Он когда-нибудь тебе об этом рассказывал, Тананда? Понимаешь, мы поймали для этого девола глупую птицу, и мой партнер затребовал с него гонорар. Не процент со стоимости, заметь, а твердый гонорар. И насколько велик был этот гонорар? Сто золотых? Тысячу? Нет. ДЕСЯТЬ. Десять паршивых золотых. А полчаса спустя девол продает свою «бедную птичку» за сто тысяч. Приятно знать, что мы не занимаемся благотворительностью, не правда ли?

- Брось, Ааз, - возразил я, внутренне терзаясь от стыда. - Работы ведь было всего на пять минут. Откуда же мне было знать, что эта глупая птица занесена в список видов, которым грозит исчезновение? Даже ты считал это выгодной сделкой, пока мы не услышали, за какую сумму ее в конце концов продали. Кроме того, если бы я удержал процент от стоимости, а девол не стал бы продавать птаху, то мы не получили бы с этого и десяти золотых.

- Никогда не слышала от вас подробностей, - сказала Тананда, - но судя по тому, что говорили на улицах, это действительно произвело впечатление на всех обитателей Базара. Большинство считает, что добыть для всех редкую птицу за символический гонорар - это мастерский рекламный ход для самого популярного мага на Базаре. Это показывает, что он - не просто бессердечный бизнесмен... и ничто человеческое ему не чуждо.

- А чем, собственно, плохо быть бессердечным бизнесменом? - фыркнул Ааз. - Как насчет того, ну, помнишь, другого парня? Все считали его злодеем, и он проплакал всю дорогу до банка. Но тем не менее ушел на покой благодаря прибыли с одной этой сделки.

- Если няня правильно обучала меня арифметике, - встрял Корреш, - то, по моим прикидкам, ваш текущий банковский счет может проглотить прибыль этого малого и там еще останется место для обеда. У тебя есть какая-то особая причина так усердно копить золото, Ааз? Ты собираешься уйти на покой?

- Нет, не собираюсь, - отрезал мой партнер. - Но ты совершенно упускаешь суть дела. Деньги не главное.

- Неужели?

Думаю, все ухватились за эту реплику одновременно... даже Пепе, знавший Ааза не так уж долго.

- Конечно, не они. Золото всегда можно достать. А вот время ничем не заменишь. Мы все знаем, что Скиву предстоит еще долго учиться магии. Но кое-кто из вас постоянно забывает, какая у него небольшая продолжительность жизни... возможно, лет сто, если ему повезет. Я всего лишь стараюсь по возможности не отвлекать его от обучения... а это означает - не позволять ему размениваться на грошовые приключения. Пусть ими занимается всякая мелюзга. Мой партнер не должен отрываться от своих занятий, если не наклевывается какое-то действительно крупное дело. Способное продвинуть его репутацию и карьеру.

Наступило долгое молчание, пока все переваривали сказанное, особенно я. С тех пор как Ааз признал во мне полноправного партнера, а не ученика, я имел склонность забывать о его роли моего учителя и импресарио. Мысленно вернувшись теперь в прошлое, я увидел, что на самом-то деле он и не думал расставаться с этой обязанностью, просто стал действовать более скрытно. Вот не поверил бы, что такое возможно.

- А что насчет данного грошового приключения? - нарушила молчание Тананда. - Еще не забыл, как мы вытаскивали твой хвост из капкана? Разве это не противоречит той легенде, какую ты нам тут излагал?

В ее голосе звучал откровенный сарказм, но он ни в малейшей мере не смутил Ааза.

- Если тебе это интересно, то я вовсе не собирался брать его на эту прогулку. Да если хочешь знать, я даже оглушил его для этого. Маг высокого полета не должен опускаться до взыскивания долгов, особенно когда риск непропорционально велик.

- Ну, на мой вкус, все это кажется немного бесчувственным, - вставил Корреш. - Если продолжить твои логические рассуждения, то нашему юному другу следует работать, только когда опасность астрономически высока или же, напротив, если задание достаточно выгодно для его карьеры, а риск не слишком велик. Мне это кажется самым верным способом потерять партнера и друга. Как говорит Живоглот, если постоянно держать пари на выгодных для себя условиях, то рано или поздно поплатишься за это.

Мой партнер резко повернулся и столкнулся с троллем носом к носу.

- Конечно, это будет опасно, - прорычал он. - Профессия мага - не для слабонервных, и чтобы достичь вершины, ему понадобится быть вспыльчивым и злобным. Этого нельзя избежать, но я пытаюсь подготовить его к этому. Почему, по-твоему, я так категорически возражал против телохранителей? Если он начнет полагаться на кого-то, то сам утратит бдительность. Вот тогда ему будет опасно пройти даже через вращающуюся дверь.

Это заставило ринуться в бой Гвидо.

- Так-так, правильно ли я понял, - сказал мой телохранитель. - Вы хотите, чтобы меня с моим кузеном Нунцио не было рядом и чтобы босс справлялся со всем сам? Это полный бред, понятно? А теперь послушайте меня, так как на этот раз я знаю, о чем говорю. Чем выше взбирается кто-либо по лестнице, тем больше народу охотится за его головой. И даже если он ничего плохого никому не делает, всегда найдутся желающие пальнуть по нему просто за то, что он пользуется властью и уважением, а их в этом обошли. Так вот, я видел кое-каких Больших Парней, пытавшихся действовать именно так, как вы говорите... они все время настолько боялись, что не доверяли никому и ничему. Рассчитывать они могли только на самих себя, а все остальные были у них под подозрением. Представляете, все - и совершенно незнакомые лица, и собственные телохранители, и друзья, и партнеры. Подумайте немного об этом.

Он откинулся на спинку кресла и обвел взглядом помещение, адресуя следующее свое замечание всем:

- Таким людям долго не протянуть. Они никому не доверяют, и поэтому у них никого и нет. Один не может заниматься всем сам, и рано или поздно он обязательно отвлечется или заснет, когда следовало бы быть начеку, и все кончено. Так вот, я не раз работал телохранителем, и это было просто работой, понимаете, что я имею в виду? Босс - другое дело, и я говорю это не ради красного словца. Он лучший человек, какого я встречал за всю свою жизнь, потому что он любит людей и не боится показать это. И еще важнее, он не боится рискнуть головой, помогая кому-либо, даже если это вовсе не в его интересах. Я работаю на него вдвойне усердней, потому что не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось... и если понадобится отправиться с ним в странные экспедиции вроде этой, то быть по сему. Всякий, кто захочет его тронуть, должен будет иметь дело со мной... и я готов вступить в драку с любым из вас, если вы захотите сделать из него то, чем он не был и не желает быть.

Маша громко захлопала в ладоши.

- Браво, Гвидо, - воскликнула она. - Мне думается, зеленый и чешуйчатый, твоя беда в том, что твое представление об успехе не совпадает с представлениями всех остальных. Мы все желаем Скиву добра, но он нам нравится таким, каков он есть. Мы достаточно верим в его здравый смысл, чтобы поддерживать его в любых начинаниях... и не пытаться затащить его силой или обманом на какой-то особый путь.

Ааз не только отступил под этим натиском возражений, но, казалось, и немного стушевался.

- Мне он тоже нравится, - промямлил он. - Я знаю его дольше, чем любой из вас, помните? Он действует отлично, но ведь мог бы добиться и намного большего. Как он выберет путь, если не увидит его? Я всего лишь пытаюсь настроить его на великое, на то, что для меня... для нас всегда было мечтой. Что в этом плохого?

Несмотря на все свое раздражение, что мою жизнь обсуждают так, словно меня здесь нет, я был немало тронут преданной защитой своих друзей, а еще больше словами Ааза.

- Знаешь, партнер, - тихо проговорил я, - ты в какой-то момент, мне показалось, заговорил точь-в-точь как мой отец. Он хотел, чтобы я был лучшим... или так - лучшим, чем он. Мамуля всегда пыталась втолковать мне, что он этого хотел потому, что любил меня, но в то время меня раздражали его упреки. Возможно, она была права... сегодня я больше склонен этому верить, чем тогда, но, впрочем, опять же, я стал старше. Мне уже доводилось говорить людям, что я их люблю, когда эти слова просто не лезли из горла... и расстраиваться, если они меня не понимали.

Ааз, я ценю твою заботу, и мне необходимо твое мудрое руководство. Ты прав, некоторые пути и варианты выбора я еще даже не рассматривал. Но я должен выбирать свой путь сам. Я хочу когда-нибудь стать лучше, чем я есть сегодня, но не обязательно самым лучшим. Мне думается, Гвидо прав: пребывание на вершине связано с высокой ценой, и я совсем не уверен, хочу ли ее выплачивать... даже будь я убежден, что смогу это сделать, в чем я вовсе не убежден. Но я таки знаю, что если для этого мне придется обходиться без тебя и всех здесь присутствующих, то я предпочту роль грошового фокусника. Такую цену я никогда не заплачу по доброй воле.

Снова воцарилось молчание, когда каждый из нас погрузился в собственные мысли, а затем в центр собрания выскочил вервольф.

- Но что же это, а? - вопросил он. - Это что, великая команда Ааза и Скива, способная посмеяться над любой опасностью?

- Знаешь, Пепе, - мрачно произнес Ааз, - тебя ждет большое будущее в качестве чучела.

- Чучела? - моргнул вервольф. - Но я же не... о-о-о-о. Теперь я понимать. Ви пошутиль, да? Хорошо. Это больше похоже на дело.

- ...А что касается смеха над опасностью, - добавил я, твердо решив поддержать свою легендарность, - то я здесь вижу только одну опасность - риск умереть от скуки. Где все-таки Вильгельм?

- Я знаю, Скив, вы с Аазом сильно привязаны друг к другу, - зевнул Корреш, - но тебе надо проводить побольше времени в другом обществе. Ты начинаешь походить на него. Возможно, тебе не помешает в следующий раз отправиться на задание вместе со мной.

- Только через мой труп, - встал на дыбы мой партнер. - Да и чему такому уж особенному, чего не знаю я, он может научиться у тролля?

- Я мог бы научить его не ловить птиц для деволов за десять золотых, - усмехнулся тролль, подмигивая сестре. - Этой частью его образования ты, кажется, пренебрег.

- Вот как! - ощетинился Ааз. - Ты собираешься учить его устанавливать цены? Как насчет того случая, когда ты наладил родную сестру украсть слона, не потрудившись проверить...

И они снова завели свою волынку. Слушая, я невольно размышлял о том, что хоть и приятно знать глубину чувств своих друзей, но гораздо уютнее ощущать ее за привычным взаимным подтруниванием. Открытую искренность по большей части труднее принять, чем дружеский смех.


Глава 14 Содержание Глава 16

На форуме про книгу Роберта Линна Асприна "МИФические личности" из серии "М.И.Ф" тут.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене