Роберт Линн Асприн

МИФоуказания

Серия МИФ. Книга 3

Глава двадцать пятая

Если не можешь победить честно, просто победи!

У.С.Грант

Нам было необходимо набрать несколько очков, а для этого нам требовался мяч.

Эта мысль занимала мой ум в первую очередь, когда мы снова выстроились в ряд. Тем или иным способом нам предстояло завладеть этим мячом.

Когда прозвучал свисток, я был готов. Мысленно потянувшись, я заставил мяч перелететь ко мне в руки. Однако прежде чем наша команда успела построиться вокруг меня, снова раздался свисток, и к нам рысью подбежал размахивающий руками валлет в полосатом мундире.

- Ну что еще? - проворчал Ааз. А затем крикнул: - Что случилось, судья?

- Был подан протест, - уведомил его судья. - Ваши противники говорят, что вы применяете магию.

- Ну и что? - возразил мой наставник. - Никакие правила этого не запрещают.

- Ну, официально - да, - признал судья. - Но уже довольно давно действует джентльменское соглашение.

- Мы не джентльмены, - усмехнулся Ааз. - И поэтому посторонитесь и дайте нам играть.

- Но если вам можно применять магию, то можно и вашим соперникам, - настаивал полосатый.

- Пускай применяют, - зарычал Ааз. - Начинайте игру.

Меня внезапно осенило вдохновение.

- Минутку, Ааз, - воскликнул я. - Сударь, мы готовы согласиться, чтобы против нас применяли магию, но только при условии, если маги будут применять ее на поле.

- Что? - явно недопонял судья.

- Что слышали! - гаркнул Ааз. - Если ваши маги присоединятся к командам и будут получать все шишки, как наш маг, то тогда они вольны применять любые умения и способности, принесенные ими с собой на поле. В противном случае они могут сидеть в последних рядах вместе со зрителями и держать свою магию при себе.

- Это кажется мне справедливым, - задумчиво кивнул валлет. - Я так и сообщу другим командам.

- Должен отметить, - заметил Корреш, когда судья тем же аллюром удалился, - это была вспышка ясного мышления.

- Тактически превосходно, - кивнул Плохсекир.

- Именно такое командование и побило армию Большого Джули, - гордо добавил Гэс.

Я скромно отмахнулся, но голова у меня закружилась от похвал.

- Давайте подождем с поздравлениями до окончания игры, а? - ледяным тоном предложил Ааз.

Замечание это было до обидного точным. До окончания игры еще предстояла долгая битва. В мрачном молчании мы приступили к делу.

Не буду даже пытаться изложить здесь все, что мы пережили, период за периодом. Многое из случившегося я пытаюсь забыть, хотя иногда по ночам все еще резко сажусь на постели, выскакивая из крепкого сна весь в поту. Валлеты были парнями крутыми и знали свое дело. Сдерживали их только грубая сила и свирепость моих товарищей по команде да кое-какая вдохновенная магия вашего покорного слуги.

Однако опустить в описании несколько эпизодов, случившихся перед самой кульминацией игры, было бы преступной небрежностью.

В тот день Глип стал совершеннолетним. Не знаю, в каком возрасте драконы обычно обретают зрелость, но для моего зверька совершеннолетие наступило с периодом после перерыва. И пропала вся его игривость, приводившая ранее к моим вылетам из седла. В каком-то уголке своего озадаченного мозга Глип обдумал ситуацию и пришел к выводу, что мы заняты действительно серьезным делом.

Я, разумеется, этого не знал. Когда мяч оказался в конечном итоге у меня в руках, я рассчитывал на защиту других товарищей по команде. К несчастью, наши противники предвидели это и составили соответствующий план. На Корреша и Ааза навалилось по трое игроков, мешая им прийти мне на подмогу. А ко мне съезжались двое Всадников.

Я увидел их приближение и испугался. Ведь кошка двигалась быстрее нас, а жук казался неуязвимым. Я стал лихорадочно оглядываться в поисках какого-нибудь пути к бегству. Но мне не следовало беспокоиться.

Вместо того чтобы удирать, Глип не отступил, а угрожающе опустил голову. Когда кошка приготовилась к броску, мой зверек выпустил ей прямо в морду струю огня, опалив ее усы и заставив ее присесть на задние лапы.

Я настолько поразился, что забыл о необходимости следить за надвигающимся на нас с фланга жуком. А Глип не забыл. Его хвост хлестнул наперехват бронированной угрозе. Раздался звук, словно зазвонил большой церковный колокол, и жук, прекратив двигаться вперед, начал бесцельно бродить по кругу.

- Молодчина, Глип! - закричал я, поставив на миг мяч к нему на спину, чтобы потрепать его по боку.

Это было ошибкой. Не успел я выпустить мяч из рук, как один из валлетов высоко подпрыгнул и сорвал мяч с того места, где он балансировал. Я с размаху ударил по противнику посохом, но он увернулся в сторону, и я промахнулся. К несчастью для него, это увертывание привело его в пределы досягаемости Корреша.

Одна из длинных рук тролля змеей устремилась через плечо блокировщика, подцепила овладевшего мячом за голову и с силой хрястнула оземь.

- Большой Грызь поймать, - крикнул он, подмигивая мне.

Овладевший мячом игрок лежал не двигаясь, и бригада с носилками опрометью рванула на поле. Замечаю для вас, что с начала игры число игроков за боковыми линиями заметно снизилось. Этим я хочу сказать, что игра шла весьма грубо.

- Скажи мне, что я этого не видел, - потребовал Ааз, нетвердой походкой подходя ко мне.

- М-гм... как Корреш блокировал противника или как Глип остановил двух Всадников? - невинно спросил я.

- Я говорю о том, как ты отдал мяч! - резко поправил меня наставник. - Теперь, когда дракон устраивает нам прорыв, ты начинаешь...

- Ты действительно думаешь, что он неплохо действовал? - нетерпеливо перебил его я. - Я всегда говорил, что в Глипе заложены большие возможности.

- Не увиливай, - проворчал Ааз. - Ты...

- Да бросьте вы! - окликнул нас Гэс. - Игра-то продолжается.

- Вперед, - отмахнулся я, направляя своего зверька подальше от брызжущего слюной наставника. - Поговорим после игры.

Наша защита наконец укрепилась, и мы жестоко наказывали любого валлета, у которого хватало глупости сунуться к нашим воротам с мячом в руках. Мы даже сумели набрать несколько очков, хотя для этого потребовалась небольшая помощь моей магии.

Первое очко мы заработали против вейгасцев. Комбинация была вариацией первоначального плана Ааза на тему «разделяй и властвуй». Вейгасцы владели мячом и несли его к нашим воротам, когда мы врезались в них посередине поля. Следуя полученным инструкциям, я подождал, пока потасовка не стала жаркой, а затем применил на Гэсе чары личины, изменив его внешность так, что он стал выглядеть словно один из тахойских игроков в комплекте с шипчатым шлемом. Так как его заранее предупредили, он совсем не удивился этой перемене, а, наоборот, запрыгал, дико размахивая руками.

- Сюда! - закричал он. - Я открыт! Сюда!

Владевший мячом отчаянно улепетывал зигзагами от гнавшегося за ним по пятам Ааза. Он увидел союзника, который мог забить гол, и, не прерывая бега, подал ему свечой мяч. Гэс сгреб мяч и бросился к воротам Вейгаса.

- Обман!

Первым крикнул Корреш, но игроки из Вейгаса быстро подхватили этот крик. Подстрекаемые негодованием, они накинулись на игроков из Та-Хо, бывших всего мгновение назад их союзниками. Тахойцы, понятное дело, удивились, но среагировали быстро, защищаясь сами и в то же время блокируя противников Гэса.

В этот момент вейгасский Замок находился далеко в поле, но голкипер подобрался, когда Гэс вместе с мячом просто на него налетел. Единственным преследователем, находившимся достаточно близко, был Корреш, вроде бы собиравшийся свалить владевшего мячом сзади. Однако в критический момент он пронесся мимо горгула и врезался в голкипера. Гэс беспрепятственно забил гол.

- Теперь счет ноль-один-один! - гаркнул я.

- Прежде чем слишком увлекаться торжеством, - посоветовал Ааз, - тебе лучше что-нибудь предпринять по поводу вот этого!

Я проследовал взглядом туда, куда указывал его палец, и сообразил, что на всех трибунах вспыхнули драки. Кажется, болельщикам обман понравился ничуть не больше, чем игрокам.

Дабы предотвратить крупное кровопролитие, я снял с Гэса личину, когда он вернулся к центру поля. Через несколько секунд болельщики и вражеские команды сообразили, что их провели. Боевые действия между соперничающими фракциями сразу же прекратились. Вместо этого они сфокусировали свои эмоции на нас. Восхитительно!

Прием с переодеванием в чужой мундир оказался действенным, но я был уверен, что при возросшей у противника внимательности дважды он не сработает.

Я особенно горжусь вторым нашим голом, так как идея комбинации от начала и до конца принадлежала мне. Я придумал и провел эту комбинацию без всякой помощи или советов товарищей по команде. Конечно, это само по себе создало некоторые затруднения... но я забегаю вперед.

Идея пришла мне в голову вскоре после того, как у меня сломался посох. Я с размаху бил по мячу, когда один из тахойских игроков каким-то образом умудрился подставить под удар свою голову. Его унесли за боковую линию, но я остался с двумя кусками того, что прежде было очень хорошей дубинкой. Пока мы ждали возобновления игры, я снова подивился массивности наших противников и пожелал, чтобы на нашей стороне сражались игроки покрупнее. Мне пришло в голову, конечно же, слишком поздно, что я мог бы, с самого начала применив чары личины, заставить нашу команду показаться крупнее. Теперь же наши соперники знали, какие мы большие или, если точнее, какие мы маленькие, и поэтому фокус с личинами не сработает.

Я уже начинал ругать себя за такой недосмотр, когда меня осенила другая идея. Если чары личины могли заставить нас выглядеть крупнее, то они также могли заставить нас выглядеть меньше. Идея была хорошая, но не совсем. Если один из нас или все мы «исчезнем», то наши противники это сразу же заметят. Нам нужно было нечто похожее на манок.

И я задумчиво посмотрел на два куска сломанного посоха у меня в руках. Однажды я провернул такой трюк, когда мы сражались с Большим Джули. Тогда это было шагом отчаяния. Но ведь мы и теперь вовсе не развлекались.

- Добудьте мне мяч! - крикнул я товарищам по команде. - У меня есть идея.

- Какая? - спросил Ааз.

- Просто добудьте мне мяч, - отрезал я в ответ.

Я не хотел быть резким с ним, но если нам надо, чтобы этот план сработал, то мне потребуется вся моя сосредоточенность, а подтрунивание Ааза нисколько не помогало делу.

Закрыв глаза, я стал накачивать и фокусировать энергию. И в то же время принялся формировать в уме требуемые образы.

- Очнись, малыш! - с неожиданной настойчивостью закричал Ааз.

Глаза мои распахнулись... и мяч был тут как тут. Подготовился я далеко не так, как хотелось бы, но времени больше не оставалось. Придется довольствоваться тем, что есть.

Случившееся далее я изложу подробно, чтобы вы могли оценить всю грандиозность моего замысла. Хотя в живом времени на исполнение его потребовалось не больше мгновения.

Бросив две половинки посоха, я поймал руками мяч. А затем навел два заклинания одновременно (на самом-то деле четыре, но я не люблю хвастать).

Первым делом я уменьшил образы Глипа и себя, пока мы не стали ростом в какие-то жалкие несколько дюймов. Далее я изменил внешний вид двух половин посоха - так, что они превратились в копии меня и Глипа в натуральную величину, причем «я», естественно, восседал на моем зверьке.

Достигнув этого, я применил оставшуюся энергию для переноса меня и Глипа к воротам Та-Хо. Совершенно верно, я сказал «переноса». В смысле перелета. Даже в уменьшенном виде я хотел вместе с Глипом находиться выше уровня глаз наших противников.

Перенос по воздуху и себя, и Глипа потребовал больших усилий. Фактически таких больших, что я не мог оживить оставленные нами на месте образы-копии. Я сообразил это еще в самом начале, но рассудил, что ставшие вдруг неподвижными цели как раз отвлекут противника от нашей настоящей атаки.

Это, кажется, сработало. Нам никто не противодействовал, пока мы не добрались до ворот тахойцев. И тут во мне внезапно взыграло озорное чувство юмора. Приземлившись едва ли на расстоянии вытянутой руки от голкипера, я дал нашим личинам спасть.

- Кыш! - крикнул я.

Пораженному игроку, должно быть, показалось, что мы возникли из разреженного воздуха. Все, что он умел, мигом покинуло его, и он бухнулся в обморок.

С полагающейся драматической рисовкой я бросил мяч в порота.

Один-один-один! Ничья!

Когда мы с Глипом победоносно вернулись в наш конец поля, команда встретила нас до странного тихо.

- Почему такие вытянутые лица? - рассмеялся я. - Теперь-то они у нас наконец забегали.

- Тебе следовало бы сообщить нам, что ты проводишь комбинацию, - осторожно сказал Гэс.

- Не было времени, - объяснил я. - Ну и потом, ничего страшного не случилось.

- Это не совсем точно, - поправил Корреш, показывая на поле.

Там, где я оставил куски посоха, валялась куча валлетов. Бригады с носилками деловито распутывали тела и уносили их с поля.

- Он пытался защитить вас... или то, что принимал за вас, - едко заметил Плохсекир.

- О чем вы?..

И тут я увидел, о чем они говорят. Внизу кучи лежал Ааз. Он не двигался.


Глава 24 Содержание Глава 26

Поделиться мнениями о книге Роберта Линна Асприна "МИФоуказания" из серии "М.И.Ф" можно тут.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене