Роберт Линн Асприн

МИФоуказания

Серия МИФ. Книга 3

Глава двадцать вторая

Какая бы игра ни шла, какие бы правила ни действовали, одни и те же правила относятся к обеим сторонам!

Закон Хойла

С тех пор как мы с Аазом были здесь в последний раз, стадион претерпел две крупные перемены.

Во-первых, изменилась конфигурация поля. Вместо прямоугольника меловые линии очерчивали теперь треугольник с воротами в каждом углу. Я понял, что это сделано для устройства трехстороннего матча вместо двустороннего.

Вторая перемена касалась народа. Помните, я говорил, что боялся даже представить себе, каким будет стадион, полный народу? Так вот, действительность намного превзошла мое воображение. Там, где я прежде видел аккуратные ряды сидений, теперь колыхалась хаотическая разноцветная масса. Уж не знаю, зачем они обеспечивали зрителей сиденьями. Насколько я видел, никто не сидел.

Когда мы появились, ошеломленная толпа стихла. Оно и понятно. Не очень-то часто живые существа появляются из разреженного воздуха, как это сделали мы.

По указанию Ааза для максимального психологического воздействия на зрителя я оставил нашу команду без личин.

Толпа таращилась на нас, в то время как мы таращились на нее. А затем тысяча глоток одновременно взревела. Бедлам получился оглушительный.

- Похоже, они не очень-то оробели, - сухо заметил я.

Я не ожидал, что меня услышат из-за этого гама, но забыл про острый слух Ааза.

- Ave Caesar. Salutes e moratorium1. А, малыш? - усмехнулся он.

Я даже смутно не представлял, о чем он говорит, но усмехнулся ему в ответ. Мне надоело тупо пялиться каждый раз, когда он шутит.

- Эй, босс. У нас появилась компания, - окликнул Гэс, дернув головой в одну из сторон стадиона.

- Даже две компании, - уточнил Корреш, глядя в противоположном направлении.

Повертев головой, я обнаружил, что они оба правы. С одной стороны к нам шествовала Маша, в то время как с другой ковылял старина Седобородый. Кажется, и Вейгас, и Та-Хо хотели перекинуться с нами парой слов.

- Здра-а-вствуйте, мальчики, - протянула Маша, прибывшая первой. - Просто хотела пожелать вам удачи в вашем... предприятии.

Эти слова могли бы показаться странными, поскольку исходили они от сторонницы неприятеля. Мне они показались именно такими. Но затем я вспомнил, что, по мнению Маши, мы нейтрализуем «демона» Квигли. Ну, в некотором смысле мы занимались именно этим.

Ааз, как обычно, опередил меня.

- Не беспокойся, Маша, - усмехнулся он. - У нас все схвачено.

Меня никогда не перестает изумлять, с какой легкостью умеет врать мой наставник.

- Просто постарайся ни в коем случае не вмешиваться, - гладко продолжил он. - План у нас довольно тонкий, и любое постороннее вмешательство может испортить все дело.

- Пусть об этом твоя зеленая головка не болит, - подмигнула она. - Я понимаю, когда имею дело с кем-то на порядок выше. Я просто надеялась, что вы познакомите меня с остальными членами вашей команды.

Я вдруг сообразил, что в течение всего нашего разговора она не сводила глаз с наших товарищей по команде. А особенно упорно она глядела на Хью Плохсекира. И продолжала на него глядеть, даже когда Ааз стал подобающим образом всех их ей представлять.

- Маша, это Гэс.

- Очарован, сударыня, - откликнулся горгул.

- И Кор... э... Грызь.

- Когда драка? Грызь любит драка, - заявил Корреш, впадая в свою роль тролля.

Маша и глазом не моргнула. Она была занята созерцанием массивной фигуры генерала.

- А это Хью Плохсекир.

Со змеиной плавностью Маша подплыла к генералу.

- Очень рада познакомиться с тобой, Хью... ты ведь не против, если я буду называть тебя Хью, не так ли? - промурлыкала она.

- К-гм-м... я... то есть... - запинаясь, проговорил Плохсекир, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

Я мог только ему посочувствовать. Оказаться в центре внимания Маши - дело по меньшей мере беспокойное. К счастью, как раз тут прибыла подмога в лице делегата Та-Хо.

- Добрый день, господа, - весело поздоровался он, потирая руки и давясь смехом. - Здравствуй, Маша.

- Вообще-то, - ответила она ледяным тоном, - я как раз собиралась уходить.

Но прежде чем отбыть к своему месту на трибунах, она нагнулась и что-то шепнула на ухо генералу. Не знаю уж, что она там сказала, но Плохсекир сделался пунцовым и избегал встречаться с нами взглядом.

- Мы боялись, что вы не прибудете вовремя, - продолжал Седобородый, не обращая внимания на уход Маши. - Было бы нежелательно разочаровывать болельщиков неявкой, не так ли? Когда вы ожидаете остальных игроков вашей команды?

- Остальных? - нахмурился я. - Я думал, правила требуют только пятерых игроков плюс верховое животное.

- Совершенно верно, - ответил Седобородый. - Но... ну да, я восхищаюсь вашей уверенностью в своих силах. Значит, вас только пятеро, да? Ну-ну. Это несколько изменит шансы.

- Почему? - подозрительно спросил я.

- Эта штука острая? - спросил представитель Та-Хо, заметив секиру генерала.

- Как бритва, - высокомерно ответил Плохсекир.

- Но он не будет применять ее против кого-либо, - поспешно добавил я, внезапно вспоминая правило «никакого режущего и колющего оружия».

Я не знал наверняка, какой будет реакция генерала, если кто-то попробует отобрать у него его любимую секиру.

- О, на сей счет я нисколько не волнуюсь, - с уверенностью отозвался Седобородый. - Как и на всех играх, арбалетчики быстро устранят любого игрока, вздумавшего пренебречь правилами.

Он рассеянно махнул в сторону боковых линий. Мы посмотрели в указанном направлении и в первый раз увидели, что поле окружено арбалетчиками, одетыми через одного то в желто-синие мундиры Та-Хо, то в красно-белые Вейгаса. Об этом маленьком фокусе Живоглот как-то не счел нужным упомянуть. Он сообщил нам о правилах, но не о том, как обеспечивается их соблюдение.

В то же время я заметил еще два обстоятельства, упущенные мной, когда я обозревал трибуны.

Первое - это Квигли, сидевший в центре переднего ряда на стороне Та-Хо. И что еще важнее, при нем находилась Тананда. Она по-прежнему спала, паря горизонтально в воздухе перед ним. Он явно не хотел пропустить игру и недостаточно доверял нам, чтобы оставить ее неохраняемой у себя дома.

Он увидел, что я гляжу на него, и помахал мне рукой. Я не ответил ему. Вместо этого я постарался привлечь к своему открытию внимание Ааза, но тут заметил еще кое-что.

На краю поля подпрыгивал на месте Гриффин и отчаянно размахивал руками, чтобы я его заметил. Как только он увидел, что я на него смотрю, то принялся энергично подзывать меня к себе.

Ааз был поглощен разговором с представителем Та-Хо, так что я поспешил к Гриффину.

- Здравствуй, Гриффин, - улыбнулся я. - Как поживаешь?

- Я просто хотел сказать вам, - выдохнул он, запыхавшись от своих упражнений. - Я перешел на вашу сторону. Если смогу вам чем-то помочь, только свистните.

- В самом деле? - протянул я, подняв бровь. - А с чего это такая смена симпатий, не говоря уже о готовности помочь?

- Можешь считать это моим природным чувством честной игры, - поморщился он. - Мне не нравится то, что они собираются с вами сделать. Даже если в этом участвует моя прежняя команда, мне все равно это не нравится.

- А что они собираются с нами сделать? - спросил я, внезапно становясь предельно внимательным.

- Именно об этом я и хотел вас предупредить, - объяснил он. - Две команды провели совещание, обсуждая эту игру. И решили, что при всей их ненависти друг к другу ни та, ни другая сторона не хочет, чтобы Приз перешел к кучке чужаков.

- Это вполне естественно, - кивнул я, - но что...

- Вы не понимаете! - поспешно перебил юноша. - Они намерены выставить против вас сдвоенную команду! Они объявили перемирие между собой до тех пор, пока не вышибут вас с поля. Когда начнется игра, вы столкнетесь с двумя командами, действующими совместно против вашей!

- Малыш! Вернись сюда!

Рев Ааза напомнил мне, что неподалеку происходит еще одно совещание.

- Я должен идти, Гриффин, - извинился я. - Спасибо за предупреждение.

- Желаю удачи! - крикнул он. - Она вам понадобится.

Я рысью кинулся обратно на поле и обнаружил, что все ждут меня с явным нетерпением.

- Они хотят видеть Приз, - уведомил меня Ааз и подмигнул.

- Как полагается по нашему первоначальному соглашению, - жестко добавил представитель Та-Хо, - он должен быть здесь для награждения победившей команды.

- Он и есть здесь, - твердо заявил я.

- Прошу прощения? - не поверил, оглядываясь кругом, Седобородый.

- Покажи им, малыш, - ухмыльнулся мой наставник.

- Ладно, - кивнул я. - Всем отойти.

Перетащить статую, используя магию, во многих отношениях труднее, чем сделать то же самое с помощью физических усилий. Однако мне пришлось согласиться с Аазом, что первый способ значительно драматичнее.

Напрягая до предела свои способности к левитации, я взялся за работу. В центре поля приподнялся большой кусок дерна и отодвинулся в сторону. Затем в другую сторону полетела обнажившаяся земля, и наконец в поле зрения появился Приз. Я дал ему попарить в воздухе, пока засыпал обратно землю и клал на место дерн, а затем приказал Призу величественно опуститься и встать во всем своем потрясающе безобразном великолепии.

Толпа одобрительно заревела, хотя не уверен, в честь чего - моей магии или своего Приза.

- Весьма неплохо, - заметил Ааз, слегка хлопнув меня по спине.

- Глип, - воскликнул мой зверек, добавив к полученным мною поздравлениям свой слизистый язык.

- Очень умно, - признал Седобородый. - Мы бы никогда не додумались посмотреть там. Хотя с полем можно бы обращаться и побережнее, а?

- Сегодня его все равно искромсают, - пожал плечами мой наставник. - Между прочим, когда начнется игра?

Словно в ответ на его вопрос на трибунах вновь взорвался бедлам. Я не думал, что стадион может стать еще более шумным, но теперь на нас давила сплошная звуковая стена.

Причина торжествующих криков вскоре выяснилась. Из туннеля на противоположном конце стадиона появились две колонны фигур и затрусили по полю.

Желто-синие мундиры одной колонны контрастировали с ало-белыми мундирами другой, но зато сразу было ясно, что это наши противники. Однако наиболее примечательной чертой было не это.

Команда Та-Хо носила шлемы, вытянутые наверх в острый шип, а на шлемах их коллег из Вейгаса выступали по бокам длинные изогнутые рога, придававшие им звериную внешность. И что еще более примечательно - все игроки были рослыми! Более рослыми, чем все встреченные мной до сих пор валлеты. Почти такими же рослыми, как Квигли, но более мускулистыми и с такими короткими шеями, что их головы, казалось, росли прямо из плеч.

Как я уже говорил, я очень хорошо умею считать до пяти; так вот, уверяю вас, что в каждой команде было куда больше пяти игроков.


1 Здравствуй, Цезарь. Идущие на смерть приветствуют тебя (лат.).


Глава 21 Содержание Глава 23

Поделиться мнениями о книге Роберта Линна Асприна "МИФоуказания" из серии "М.И.Ф" можно тут.




Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене