Роберт Линн Асприн

МИФоуказания

Серия МИФ. Книга 3

Глава пятая

Нет ничего невозможного. При надлежащей подготовке и планировании можно достичь всего.
Понсе де Леон

Это было примерно двенадцать часов спустя, в начале нового дня. Мы по-прежнему находились на Валлете. Я по-прежнему возражал. Уж как минимум я был уверен, что этот последний сумасбродный проект не сочетался с инструкциями Ааза избегать неприятностей.

С другой стороны, Тананда настаивала, что никаких неприятностей не будет - или может не быть. Мы ничего не узнаем наверняка, пока не увидим, как местные стерегут статую. Зачем же заранее предполагать наихудшее?

Я последовал ее совету. Стал предполагать наилучшее. Я предположил, что охрана будет непробиваемой и что мы бросим эту затею, сочтя ее безнадежной.

Вот так, с противоположными, но одинаково большими надеждами мы и отправились на поиски статуи.

В раннем утреннем свете город был мертвенно-неподвижным. Все явно отсыпались после торжеств прошлой ночи, что с учетом всех обстоятельств казалось вполне разумным времяпрепровождением.

Тем не менее нам удалось найти один открытый ресторан. Хозяин устало выгребал оставленный празднующими толпами мусор и неохотно согласился подать нам завтрак.

- Итак, - поинтересовался я, когда мы уселись за столик. - Как же мы отыщем статую?

- Просто, - подмигнула Тананда. - Когда хозяин подаст нам еду, я задам ему несколько тонких вопросов.

Словно вызванный ее словами, появился владелец ресторана с двумя тарелками дымящейся еды, которые он бесцеремонно швырнул на столик перед нами.

- Спасибо, - кивнул я, а он в ответ без энтузиазма крякнул.

- Скажите, нельзя ли нам задать пару вопросов? - промурлыкала Тананда.

- Например? - безразлично отозвался он.

- Например, где держат статую? - спросила она напрямик.

Я поперхнулся едой. Вопрос Тананды по тонкости можно было сравнить разве что с поркой розгами. Я все время забываю, что она с давних пор была постоянной собутыльницей Ааза.

- Статую? - нахмурился хозяин ресторана.

- Ту, что вчера носили по улицам города, - непринужденно пояснила Тананда.

- А! Вы имеете в виду Приз, - рассмеялся он. - Статуя... Слушайте, а ведь это здорово. Вы, должно быть, приезжие.

- Можно сказать и так, - сухо подтвердил я.

Я никогда не любил, чтобы надо мной смеялись, особенно с самого утра.

- Статуя, приз - какая разница, - пожала плечами Тананда. - Где его держат?

- Он, конечно же, выставлен на всеобщее обозрение в Хранилище Приза, - уведомил нас хозяин ресторана. - Если хотите его увидеть, лучше приходите пораньше. После пяти лет перерыва весь город захочет явиться посмотреть на него.

- А далеко ли до... - начала было Тананда, но я перебил ее.

- У вас есть целое хранилище для призов? - спросил я с деланной небрежностью. - И сколько же там призов?

- Только один, - провозгласил хозяин. - Мы воздвигли хранилище специально для него. Вы, должно быть, действительно приезжие, раз не знаете этого.

- Только вчера прибыли, - подтвердил я. - И представьте себе, даже не знаем, за что вручается этот приз.

- За что? - разинул рот наш собеседник. - Да ясное дело, за победу в Большой Игре, конечно.

- Какой большой игре?

Этот вопрос слетел у меня с языка прежде, чем я успел подумать. Он рухнул в наш разговор словно бомба, и пораженный хозяин ресторана действительно отступил на шаг. Тананда предупреждающе пнула меня под столиком, но я и сам уже понял, что допустил крупный промах.

- Видно, нам надо много узнать о вашем городе, друг мой, - гладко признал я. - Если у вас есть время, то мы будем рады, если вы присоединитесь к нам за стаканом вина. Мне хотелось бы побольше услышать об этой Большой Игре.

- Слушайте, это очень любезно с вашей стороны, - объявил хозяин, заметно просветлев. - Ждите меня здесь. Я принесу вина.

- Зачем все это? - прошипела Тананда, как только он удалился за пределы слышимости.

- Я добываю некоторые сведения, - огрызнулся я. - В частности, о Призе.

- Это я знаю, - отрезала она. - Вопрос в том, зачем?

- Как вор, - высокомерно объяснил я, - я считаю, что мне следует узнать как можно больше о том, что я собираюсь украсть.

- Кто тебе это сказал? - нахмурилась Тананда. - О похищаемом предмете надо знать только следующее: насколько он велик, насколько он тяжел и за какую сумму его можно продать. А потом изучить систему охраны. Уйма подробностей о самом предмете - препятствие, а не преимущество.

- Почему ты так считаешь? - спросил я с невольно вспыхнувшим любопытством.

- Потому что из-за этого можешь почувствовать себя виноватым, - объяснила она. - Когда ты выяснишь, как эмоционально привязан к этому предмету его нынешний владелец, или что без него он обанкротится, или что он будет убит, если его украдут, то тебе будет неохота забирать его. И когда ты действительно сделаешь свой ход, чувство вины заставит тебя поколебаться, а колеблющиеся воры попадают в конечном счете либо в тюрьму, либо в могилу.

Я собирался развить эту тему, но хозяин ресторана счел нужным именно в эту минуту снова присоединиться к нам. Балансируя с бутылкой и тремя стаканами в руках, он подцепил ногой стул и перетащил его к нашему столику.

- А вот и мы, - объявил он, выставляя перед нами свой груз. - Это - самое лучшее в заведении, или самое лучшее, какое осталось после торжеств. Сами знаете, как это бывает. Сколько ни запасешь заранее, никогда не хватает.

- Нет, мы этого не знаем, - возразил я. - Я надеялся, что вы-то нам обо всем и расскажете.

- Совершенно верно, - кивнул он, наполняя стаканы. - Знаете, я все еще не могу поверить в то, что вы так мало знаете о политике.

- О политике? - удивился я. - Какое отношение к политике имеет Большая Игра?

- Она имеет всестороннее отношение к политике, - величественно провозгласил он. - В том-то вся суть. Разве вы не понимаете?

- Нет, - откровенно признался я.

Хозяин ресторана вздохнул.

- Слушайте, - сказал он. - В нашей стране есть две потенциальные столицы. Одна из них Вейгас, а вот эта, как вы знаете, Та-Хо.

Я этого не знал, но посчитал неразумным признаваться в своем невежестве. Я тугодум, но не тупица.

- А поскольку может быть только одна столица, - продолжал хозяин, - два города каждый год состязаются за честь ею быть. Город-победитель становится столицей и весь следующий год служит резиденцией правительства. Приз - символ этой власти, а последние пять лет он принадлежал Вейгасу. И вчера мы наконец его отвоевали.

- Вы имеете в виду, что Большая Игра определяет, кто будет править страной? - воскликнул я, когда до меня наконец-то дошло, в чем дело. - Извините за вопрос, но разве это не глупо?

- Не глупее, чем любой другой способ избирать правящую верхушку, - возразил, пожав костлявыми плечами, наш собеседник. - Это, безусловно, куда лучше войны. Думаете, это случайное совпадение, что мы пятьсот лет играем в игру и у нас за все это время не было ни одной гражданской войны?

- Но если Большая Игра заменила гражданскую войну, то что же... - начал было я, но тут вмешалась Тананда.

- Мне очень неприятно перебивать, - перебила она, - но если мы хотим опередить остальных, то нам лучше идти. Так где, вы сказали, находится Хранилище Приза?

- Один квартал вперед и шесть кварталов налево, - объяснил хозяин ресторана. - Вы увидите - там полно народу. Я приберегу оставшееся вино, и вы можете прикончить бутылку после того, как посмотрите Приз.

- Мы вам очень признательны, - улыбнулась, расплачиваясь за еду, Тананда.

Она явно сумела дать нужную купюру, так как владелец ресторана принял ее не моргнув глазом и любезно помахал нам на прощание, когда мы покинули его заведение.

- Я надеялся побольше выяснить об этой Большой Игре, - пробурчал я, когда мы удалились за пределы слышимости.

- Вовсе ты не выяснял, - поправила меня моя проводница.

- Не выяснял? - нахмурился я.

- Нет. Ты впутывался,.- пояснила она, - Мы находимся здесь с целью добыть подарок на день рождения, а не вмешиваться в местную политику.

- Да не впутывался я! - возразил я. - Я просто пытался получить кое-какие сведения.

Тананда тяжело вздохнула.

- Скив! - сказала она. - Послушай совета опытной путешественницы по измерениям. Слишком много сведений - это яд. У каждого измерения есть свои проблемы, и если начнешь узнавать все ужасные подробности, то тебе обязательно придет в голову, как было бы просто помочь им. Когда видишь проблему и решение, то чувствуешь себя почти обязанным вмешаться. Это всегда приводит к неприятностям, а нам с тобой полагается избегать неприятностей, помнишь?

Я чуть не указал ей на иронию происходящего - она советует мне избегать неприятностей, готовясь в то же время к осуществлению кражи. Затем мне пришло в голову, что если кража ее не беспокоит, а вот местная политика, напротив, беспокоит, то, возможно, стоит внять ее совету. Я уже говорил, что я тугодум, но не тупица.

Как нам и предсказывали, несмотря на ранний час, у Хранилища Приза толпился народ. Когда мы приблизились, я вновь подивился телосложению туземцев - вернее, отсутствию такового.

Тананда, кажется, не разделяла моего интереса к туземцам и ловко прокладывала себе путь среди скопища народа, предоставляя мне следовать за ней. Никакой организованной очереди не наблюдалось, и к тому времени, когда мы прорвались в одну из многочисленных дверей, толпа уплотнилась и значительно затрудняла наше продвижение. Тананда продолжала протискиваться поближе к Призу, но я остановился у самой двери. Мое преимущество в росте давало мне возможность отлично видеть Приз и оттуда, где я стоял.

Во всяком случае, вблизи он показался мне куда безобразнее, чем издали.

- Ну разве он не великолепен? - вздохнула стоявшая рядом со мной женщина.

Мне потребовался какой-то миг, чтобы понять, что говорит она со мной. Моя личина заставляла меня выглядеть ниже ростом, и она обращалась к моей груди.

- Никогда не видел ничего подобного, -. неубедительно согласился я.

- Ну конечно, - нахмурилась она. - Ведь это же последнее произведение, созданное великим скульптором Чтотамом перед тем, как он сошел с ума.

Мне пришло в голову, что статуя вполне могла быть создана после того, как он сошел с ума. А затем мне пришло в голову, что, возможно, она-то и свела его с ума - особенно если он ваял ее с живой натуры. Я так увлекся этой ужасной мыслью, что нервно вздрогнул, когда Тананда снова появилась рядом со мной и коснулась моей руки.

- Идем, красавчик, - шепнула она. - Я видела вполне достаточно.

Непродолжительность осмотра меня порадовала.

- Значит, никакой надежды? - драматически вздохнул я. - Да, ничего не скажешь, круто. А я так хотел испытать свое умение.

- Вот и хорошо, - промурлыкала она, беря меня под руку. - Потому что, мне кажется, я вижу способ, как нам провернуть эту операцию.

Я не мог с уверенностью сказать, что она вкладывает в слово «операция», но был убежден, что, если выясню, мне это не понравится. Я оказался прав.


Глава 4 Содержание Глава 6

Поделиться мнениями о книге Роберта Линна Асприна "МИФоуказания" из серии "М.И.Ф" можно тут.





Индекс цитирования Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru хостинг по разумной цене